Краеведение

Будни Юзовки

Печать
Будни Юзовки

«Донецк Вечерний» продолжает серию публикаций, повествующих об истории Юзовки. Ведь, как писал известный русский ученый и мыслитель Михаил Ломоносов, «народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего, потому что без знания прошлого нет настоящего».

Юзовский этап в жизни Донецка можно назвать периодом юности. Уже на заре своего рождения поселок имел все предпосылки вырасти и превратиться в будущем в большой цветущий город с мощным промышленным потенциалом. Об этом свидетельствуют экспонаты нового выставочного зала Донецкого республиканского краеведческого музея «Город и судьбы». Они рассказывают о повседневной жизни обитателей Юзовки.

Обеспечение водой

Не зря говорят, что вода – основа жизни. Не протекай в наших местах Кальмиус, вряд ли здесь стало бы возможным строительство крупного металлургического завода и поселка. Основная водная артерия Донбасса, подпитываемая более мелкими речушками и подземными родниками, использовалась для промышленных целей.

Специальные колодцы, располагавшиеся, как правило, за пределами населенного пункта, служили источниками питьевой воды. Ее подавали в накопительные резервуары с помощью паровых машин, а затем развозили водовозы, коих в штате Новороссийского общества насчитывалось двадцать человек. Охватить стремительно разраставшийся поселок они не могли, а потому в доставке воды были задействованы еще сорок частных водовозов, бравших за сорок ведер плату в тридцать копеек.

Питьевые колодцы использовали довольно долго. К 1914 году их количество увеличилось с 14 до 25. Первый городской водопровод был введен в эксплуатацию только в 1927 году. Воду подавали из Щегловских скважин и каптажей в балках. В 1930 году наш город снабжали водой шесть источников. На одного горожанина приходилось двадцать литров в сутки.

Чтобы обеспечить водой промышленные предприятия Юзовки, Кальмиус перекрыли плотиной, сформировав два водохранилища. Наши Первый и Второй городские пруды появились после того, как речку Скоморошина, еще известную под названием Бахмутка, перекрыли плотиной. Воду из Первого пруда и Кальмиусского водохранилища подавали насосами в напорный бак, затем направляли в промышленный трубопровод и возвращали в водоемы. Эта вода считалась технической, но ее также использовали городские бани и пожарная команда.

В то время в Юзовке работали две заводские бани. Одна из них – платная, за возможность помыться брали пять копеек с человека. Бесплатной баней могли пользоваться только работники конторы.
На Четвертой линии, возле синагоги, располагались еврейские публичные бани.

Кроме того, работали две частные – Шапиро и Когана. К 1909 году население Юзовки выросло до 48 тысяч человек, а число бань оставалось прежним. Они считались признаком высокого уровня развития городской инфраструктуры, поэтому в брошюре о Юзовке, выпущенной специально к Парижской всемирной выставке 1900 года, были размещены сразу две фотографии банного интерьера.

Дела торговые

За право торговли в Юзовке Новороссийское общество, как владелец земли, взимало ежегодные сборы. Хозяева трактиров платили 600 рублей в год, рейнских погребов иностранных вин – 500. В начале ХХ века в поселке появились первые хлебопекарни, где обычно работали от пяти до тридцати человек. Оборудование было примитивным, а потому и производительность его была невысока – до 150 килограммов хлеба в сутки. Пекарня с одной печью и магазин обычно находились в доме их владельца.

Торговая площадь считалась деловым центром Юзовки, поэтому большинство коммерческих заведений располагались именно здесь. Примечательно, что товары распределялись по ценовым категориям. Так, на Первой линии находились самые дорогие магазины, рассчитанные на богатых покупателей. На Торговой площади был сосредоточен промтоварный ассортимент, бакалейные изделия и хозтовары по средним и низким ценам.

С момента возникновения, за каких-нибудь тридцать лет, облик Торговой площади претерпел серьезные изменения. Сначала это была Базарная площадь и здесь, помимо обычной постоянной торговли, устраивали ярмарки. Постепенно ее территорию обустраивали: вместо времянок и кое-как сбитых прилавков появились лавки и киоски-рундуки.

С ростом населения поселка увеличилось и число купцов, которые вели торговлю в Юзовке. Начали появляться магазины, построенные из дикого камня. Открывались бакалейные, кондитерские, мануфактурные, обувные, ювелирные, шляпные лавки.

Картину торговли конца XIX века легко представить по рассказу «Полинька» Антона Чехова: «В галантерейном магазине, среди шума и сутолоки, раздается зычный голос приказчика: «Есть два сорта кружев, сударыня! Бумажные и шелковые! Ориенталь, британские, валенсьен, кроше, торшон – это бумажные-с, а рококо, сутажет, камбре – это шелковые…»

Для торговли живностью и сельскохозяйственной продукцией за пределами поселка устроили Сенной базар. Его «прописка» менялась несколько раз, так как Юзовка разрасталась. В начале ХХ века базар располагался в начале нынешнего бульвара Пушкина (между проспектами 25-летия РККА и Маяковского). А Шестую линию, которая вела к нему, назвали улицей Скотопрогонной (сейчас это начало Университетской).

Борьба с огнем, типографии, полиция

В 1893 году городские и промышленные постройки защищали от огня две пожарные команды. Спустя некоторое время в Юзовке построили пожарное депо. На Пожарной площади (сейчас площадь Дзержинского) находились пожарная каланча, депо конного выезда и служебные помещения. Кроме пожарных, в штат входили и трубочисты. Команда была оснащена конным выездом, доставлявшим на место происшествия бочку с водой, багры, топоры, ручные насосы. Пожарные днем и ночью несли службу и по очереди дежурили на каланче, у ворот, на конюшне. В случае пожара подразделение выезжало на борьбу с огнем в полном составе.

Печатное дело в Юзовке было поставлено на широкую ногу. Первая типография появилась стараниями коммерсанта Пенякова в 1886 году. Убедившись, что это прибыльное дело, типографии стали открывать и другие предприниматели, доведя их количество до семи. Четыре из них (Пенякова, Папёрного, Лейна, Зозули) были оборудованы двумя-тремя плоскопечатными машинами, одним-двумя тигельными печатными прессами. В процессе печатания задействовались от двадцати до тридцати рабочих.

Еще три типографии по внешнему виду напоминали лавчонку, оснащенную кассовым реалом, печатным прессом, где работали наборщик, печатник и переплетчик. Типографии выпускали коммерческую продукцию, газеты до революции 1917 года в Юзовке не выходили.

Главное отличие юзовской полиции от милиции заключалось в том, что ее первостепенной задачей являлась круглосуточная охрана завода, а не защита добропорядочных граждан от грабителей, воров и других нарушителей порядка. Еще в 1871 году Джон Юз обратился с просьбой к Екатеринославскому губернатору об учреждении на заводе полицейского надзора. В конце XIX века в состав Юзовской полиции входили один полицейский надзиратель, два околоточных и 35 полицейских.

Помимо охраны завода, полиция была загружена канцелярской работой. В обязанности полицейского надзирателя входила и выдача паспортов. На пресечение безобразий в поселке у полиции не оставалось времени. Пришлый люд порой устраивал безнаказанные дебоши. По ночам поселок не охранялся, поэтому выходить из дома по вечерам было небезопасно, случались грабежи, слышались револьверные выстрелы.

Со временем штат полиции расширился. К 1913 году в Юзовке служили пристав с двумя помощниками, восемь околоточных надзирателей и урядников, 115 городовых и представителей конно-полицейской стражи. Полицейский участок находился на пересечении Большого проспекта и Третьей линии (сейчас проспект Лагутенко и улица Красноармейская).

Мария Федорова