Культура

Для чего создаются музеи?

Печать
Для чего создаются музеи?

Если верно, что музей – дом муз, то в донецкой школе № 29 живет одна из них – Лариса Павловна Горбунова. Будучи хранительницей школьного музея, она добрых три десятка лет вместе с учениками занимается сбором экспонатов. За это время музей трижды завоевывал звание образцового и назывался лучшим в Ленинском районе Донецка, а к своему юбилею был удостоен премии.

В общем, в музейном деле Лариса Павловна – дока, знаток, каких поискать, настоящий специалист своего дела. С такими людьми интересно общаться. Им есть что рассказать и чем поделиться, тем более что Лариса Павловна совсем недавно взялась еще за одно важное дело. Речь идет о создании пока единственного в Республике музея действующего Отряда по проведению специальных спасательных работ особого риска «Легион» МЧС ДНР. Собственно, о нем и пойдет разговор.

Хранительницу школьных музеев школы я встретил… под потолком. Она что-то там прибивала, обустраивая музей. Чтобы не испытывать во мне джентльмена, спустилась на землю, отложила молоток и заметила: «Помощники есть, металлургический завод поддерживает, ребята из «Легиона», ученики, но и сам музейщик должен быть на все руки мастером. Вот вам первая его черта».

Лариса Павловна, теперь у вас в школе два музея?

Теперь два, но начинали мы в 1986 году с открытия музея, получившего имя Виктора Николаевича Масловского, гвардии полковника, командира 183-й Гвардейского артиллерийско-минометного полка 10-й кавалерийской дивизии. Он освобождал Донбасс, был тяжело ранен и похоронен в Донецке. Сегодня в музее хранятся девяносто семь фронтовых экспонатов и более трех тысяч документов, рассказывающих о подвиге героя и его однополчанах. А ведь за каждым из этих документов – месяцы упорной поисковой работы, многочисленные поездки, масса писем и запросов.

Я к чему это говорю? К тому, что каждый музей, и особенно школьный, жив своим поиском, исследованиями, дорогами. Нет их – музей становится просто собранием документов, картинкой, в лучшем случае пособием для учителя истории. Вторая черта любого настоящего музейщика – постоянный поиск, не прекращающийся ни на день.

Из одного музея в вашей школе как бы вырос другой, стал его продолжением. Я прав?

Именно так. Тут налицо преемственность поколений. Не оставляя без внимания музей имени Виктора Николаевича Масловского, мы теперь ведем поисковые работы и по музею «Легиона». Здесь есть своя особенность, поскольку мы собираем свидетельства истории, как говорят, по горячим следам, ведь «Легион» остается действующим подразделением, бойцы которого сегодня стоят на страже нашей Республики. Среди наших экспонатов есть трак танка, фрагменты снарядов, боевое снаряжение, еще недавно стрелявшее оружие.

Как судьба свела вас с «Легионом»?

Мы нашли друг друга не сразу. Помню, школа проводила какие-то военно-спортивные соревнования. И все вроде на месте, все организовано, как положено, но не хватало самих военных, чтобы создать и поддержать дух состязаний. Тогда мы решили связаться с пресс-службой «Легиона». Там сразу откликнулись, и вы бы видели, с каким восторгом ребята встретили его бойцов. Так было положено начало нашей дружбе, шефству боевого подразделения над школой.

Уже позже, во время нашего выезда в лагерь на военно-спортивную игру, мы встречались с военнослужащими «Легиона» как с родными.

А вы помните первые экспонаты для будущего музея?

Да, это был танковый трак и сетка, хотя сама идея создания музея на тот момент еще только вызревала. Сегодня у нас хранятся уже около ста экспонатов – немых свидетелей нынешней войны. Большинство из них прямо с передовой передал сам «Легион». Например, пусковую установку «Фагот», немецкую каску с надписью украинского нацбатальона «Азов», фрагменты мин и снарядов, «шайтан-трубу» – военные знают, что это такое, а уж осколков – тех вообще без счета.

Еще до открытия музея к нам начали приносить экспонаты жители города и выпускники нашей школы, которые пошли служить в ряды армии ДНР. Вот плащ, санитарная сумка, каска – все это от ополченца Леонида Ивановича Анохина, до войны работавшего слесарем в нашей школе.

А вот еще пример. Как только музей открылся, к нам пришел мой бывший ученик Константин Шатохин – его выпуск был первым в моей учительской биографии. Его сын Артем пошел воевать добровольцем и погиб, защищая свой край. Отец пришел в музей на встречу с сыном. Фотография Артема висит на стенде памяти погибших бойцов «Легиона».

Лариса Павловна, обычно музеи создаются по прошествии какого-то времени, когда то или иное имя или событие становятся историей. Но «Легион» еще в строю, еще не зачехлил стволы, а музей уже создан. Не рано ли?

Вовсе нет. Более того, нам, музейщикам, нужно спешить. Время быстротечно, потом будет сложно найти его свидетельства, а эти потери порой необратимы. Дорого каждое упоминание, снимок, строчка в донесении, ибо это – сама история. А где создавать музеи, как не в школах, где учатся дети и подростки, чьи горячие сердца так восприимчивы к настоящим подвигам.

Правда, педагогам нужно перенимать опыт лучших музеев, знания по их созданию, и это не просто пожелание, а предложение нашему Министерству образования и науки проводить специализированные семинары, уроки, мастер-классы. Они станут настоящим подспорьем для тех, кто решил создавать свои музеи. Увы, их пока до обидного мало. У нас на весь район, где работают четырнадцать школ, всего три.

Не потому ли вы так не любите слово «пыль» по отношению к музеям?

В музеях эта самая пыль не приемлема в любом виде. Музеи должны быть рабочими лошадками, работать без каникул и простоев и желательно бесплатно. Так сердце, пока оно бьется, не бывает «пустым», в нем всегда горячая кровь, что и нужно нам для воспитания патриотов.

Сами вы как попали в школу?

Мама у меня – учитель русского языка и литературы, я тоже окончила Донецкий государственный университет. Попав в школу еще вожатой, так здесь и осталась на всю жизнь, хоть и называюсь сегодня педагогом-организатором. Но дело не в названии, а в том, что ребят действительно должен кто-то вести и зажигать, показывать пример, быть всегда рядом – линейка ли это, концерт, почетный караул, заседание штаба – есть у нас такой при музее, им командует шестиклассник Артем Сурин, или что-то другое. Школа – это ведь не только уроки, это целый мир, в котором всегда рядом есть верный друг.

В музее «Легиона» вместо стульев стоят ящики для снарядов. Почему?

Так в музее создается особая, приближенная к боевой, атмосфера. Сидя на этих снарядных ящиках, мы можем без спешки, доверительно, по душам говорить с детьми. Школы проводят множество мероприятий, но вот просто поговорить, пообщаться так, чтобы без спешки, чтобы слово легло на душу, иногда просто не хватает времени. У подразделения «Легион», соавтора нашего уникального, первого в Республике музея, возражений на этот счет не было.

На стене музея огромная карта боевого пути отряда «Легион», на ней же портреты его командиров: Сергея Завдовеева, Григория Филонова, Павла Нагорного, рядом с экспонатами музея стенд памяти его погибших бойцов: Константина Шатохина, Виталия Зенича, Сергея Архипова, Павла Денисенко, Владислава Чищевого, Павла Москаленко, Андрея Ковачевича.

Отныне школа № 29 в Донецке, ее музей – тот самый дом, где память о них будет жить вечно. Музеи ведь для того и создаются…

Николай Корсунь