Культура

Единственный в мире Музей фотожурналистики

Печать
Единственный в мире Музей фотожурналистики

Фотографы увековечивают для истории события, людей, здания, артефакты… А сами остаются за кадром в буквальном смысле этого слова. Когда зрители смотрят на привлекший их внимание снимок, то, как правило, не интересуются, кто его сделал, а тем более – чем. Чтобы сохранить память о тех, кто сохранял историю, в Донецке десять лет назад создали Музей фотожурналистики и фототехники. Он был и остается единственным в мире. Рассказать об этом уникальном музее мы попросили его создателя и руководителя, фотографа с 35-летним стажем Александра Виткова.

Есть скептики, заявляющие, что донецкий музей – далеко не единственный, дескать, во многих других городах и странах тоже действуют музеи фотографии или фотоаппаратуры. Чем наш отличается от них?

В самом деле, существует множество музеев, посвященных либо фотографии, либо фототехнике, либо какому-то фотохудожнику. Но нет ни одного музея именно фотожурналистики, тем более такого, где она представлена так широко – во всех аспектах и ипостасях. У нас, по сути, сразу несколько музеев в одном – здесь представлены и известные фотографы, и фотоаппаратура, и различные аксессуары, и даже диктофоны и авторучки. Плюс к этому в музее огромный архив негативов и большая коллекция книг.

Для чего создавался музей, как пополнялось собрание его экспонатов?

Музей создавался прежде всего для того, чтобы сохранить историю фотожурналистики нашего шахтерского края, который в прошлом веке славился своими фотокорреспондентами и фотохудожниками, но теперь их имена, к сожалению, почти забыты.

Созданием музея занимался благотворительный фонд «Наследие», который носит имя моего отца, известного фотокора Бориса Виткова.

Начиналось все с того, что я привез из редакции отцовский фотоувеличитель и несколько фотоаппаратов. Потом стал собирать другую аппаратуру, снимки, негативы, диктофоны, награды, журналистские удостоверения, личные вещи, принадлежавшие известным фотографам. Много фототехники купил на блошиных рынках.

Когда люди узнали о том, что создается музей, стали приносить и дарить нам фототехнику, фотографии, негативы и другие вещи, имеющие отношение к фотожурналистике. Например, председатель профкома шахты «Комсомолец Донбасса» города Кировское Геннадий Иванов привез в музей треногу для камеры и самый длиннофокусный советский фотообъектив – с фокусным расстоянием больше тысячи миллиметров, с помощью которого можно снимать даже Луну.

Различные интересные экспонаты нам передавали не только жители Донбасса, но и разных городов Украины и России, в том числе представители землячеств донбассовцев Киева и Москвы. Несколько фотоаппаратов привезли даже иностранцы – англичане и шведы, посетившие наш музей в дни футбольного чемпионата Евро-2012, матчи которого проходили в том числе и в Донецке. Через некоторое время они приехали еще раз уже с подарками. В общем можно сказать, что музей наполовину народный, а также международный. Экспонаты дарили школьники и пенсионеры, генералы и депутаты.

Родственники ушедших из жизни фотокорреспондентов передавали в музей некоторые их личные вещи и негативы. А один дончанин с Гладковки подарил икону оптинских старцев, которая теперь является нашим талисманом. Она стояла у него на окне, которое во время обстрела пробил осколок снаряда, затем он вонзился в икону и остался в ней.

С самого начала большую помощь оказывали местные власти. Поддерживают они музей и сейчас, в особенности – и.о. главы администрации Донецка Алексей Кулемзин.

Открыли мы музей в 2008 году, затем перед Евро-2012 расширили его и сделали ремонт.

Большую коллекцию фотоаппаратов удалось вам собрать? Какие из них самые интересные?

На сегодня у нас уже около восьмиста фотоаппаратов разных марок и модификаций. Кроме этого, есть множество разнообразных аксессуаров к ним – объективов, вспышек, бленд, светофильтров, футляров и тому подобного. Удалось собрать и большое количество экспонометров, в том числе и немецкий 1937 года выпуска. Также имеется солидная коллекция образцов пленок, фотобумаги и реактивов. В музее стоит и действующая фотолаборатория, в которой можно проявить пленку и отпечатать фотографии.

Что касается фотоаппаратов, то каких только у нас нет! Расскажу лишь о некоторых.

Фоторужье «Фотоснайпер»

Самые старые в нашей коллекции – немецкие камеры середины двадцатых годов минувшего столетия. А англичане подарили нам немецкий фотоаппарат компании Zeiss Ikon, который был популярен у солдат Вермахта во время Великой Отечественной войны.

Одна из самых старых советских камер – это первый массовый отечественный фотоаппарат «Фотокор-1», который выпускался с 1930 года. Еще есть аппараты тоже с выдвижным мехом «Турист» и «Москва», выпускавшиеся в тридцатые-сороковые годы.

В числе самых редких камер – фотоаппарат Токарева панорамный, его прототип разработал Федор Токарев, знаменитый конструктор стрелкового оружия, в том числе пистолета ТТ. Объектив этой камеры создавался для спецслужб и обладал уникальными характеристиками. Говорят, что технология его создания до сих пор засекречена.

Интересен и так называемый фотокинопулемет, который устанавливался на боевых самолетах для контроля применения оружия.

В свое время нам подарили дежурную фотокамеру МВД СССР – из вытрезвителя Киевского района Донецка.

В музее выставлены целые линейки аппаратов Polaroid, «Киев», «ФЭД», «Смена».В частности «Смена», которую мне подарил легендарный альпинист Михаил Туркевич. Этой камерой он снимал, когда совершал первое в истории ночное восхождение на вершину Эвереста. Есть в музее и аналог большой кинокамеры, которой снимали на Эвересте ту самую советскую экспедицию.

К слову, мы также собрали почти все кинокамеры, выпускаемые в СССР. Из «ФЭДов» можно выделить камеру, которая выпускалась в тридцатые годы детской коммуной имени Ф. Э. Дзержинского. В честь этого деятеля и назван фотоаппарат. Из линейки «Киева» наибольший интерес у юных посетителей музея неизменно вызывает миниатюрный «шпионский» аппарат «Киев-Вега». Среди других экзотических экспонатов – фоторужье и камера для подводной съемки.

В музее хранятся и мои фотоаппараты, и фотоаппараты моего отца Бориса Виткова. В том числе – его широкопленочная камера «Салют», которую он давал снимать летчику-космонавту СССР Георгию Береговому, когда тот приезжал в Донбасс.
Также в музее есть «космическая» серия фотоаппаратов «Чайка», названных так в честь первой в мире женщины-космонавта Валентины Терешковой; ее позывной во время космического полета был «Чайка».

Еще можно отметить аппарат «ЛОМО Компакт-Автомат», который начали выпускать в СССР в начале восьмидесятых, а затем благодаря ему родилось целое всемирное движение «ломография», имеющее штаб-квартиру в Вене. Его приверженцы устраивают выставки своих снимков, сделанных таким фотоаппаратом.

Помимо фотоаппаратов, аксессуаров к ним и кинокамер, какие еще экспонаты есть в музее?

Еще много всякого и разного. Как я уже говорил, есть огромная коллекция шариковых ручек, которыми пользовались фотокорреспонденты и журналисты. Рядом с ней – самый большой в Донбассе карандаш, выпущенный Славянской карандашной фабрикой и подаренный редакции газеты «Комсомольцу Донбасса» Славянским горкомом комсомола.
Широко представлены советские диктофоны, в том числе одни из первых, а также личные вещи именитых фотографов. Например, удостоверение известного фотокора Льва Азриэля, выданное ему во фронтовой газете в начале войны, в 1941 году.

Еще музей имеет богатую библиотеку, в которой насчитывается около трех тысяч книг. Среди них – множество фотоальбомов, технических, исторических и художественных книг, в том числе – с автографами авторов.
У нас хранится, наверное, самый большой по размеру и самый тяжелый фотоальбом ручной работы, который весит около двенадцати килограммов. Он посвящен пребыванию донецкой делегации в английском городе-побратиме Шеффилде. Его в семидесятые годы подарил Донецку мэр Шеффилда.

Но самое главное наше богатство – архив, насчитывающий двести тысяч только черно-белых негативов, не считая цветных пленок и цифровых кадров! Я сохранил все свои негативы и негативы отца. Хранится у нас большое количество негативов известного донецкого фотокорреспондента Григория Навричевского, переданные музею его дочерью. Кроме того, отдали нам много негативов и снимков из архивов других профессиональных фотографов и фотографов-любителей. Постепенно мы их сканируем и оцифровываем.

К большому сожалению, не удалось спасти бесценный архив легендарного фотокорреспондента Ефима Комма, который прошел всю войну, снимал боевые действия армии и партизан, уход наших войск из Сталино (как тогда назывался Донецк) и его освобождение от фашистов. Затем он много лет работал в газете «Радянска Донетчина», а после ухода на пенсию оставил редакции свой фотоархив. Но редакция его выбросила! Вот так у нас относятся к историческому наследию.
Один стенд нашего музея посвящен Ефиму Комму, там есть несколько его фотографий, переданных нам его родственниками.

Творчеству каких еще фотографов вы посвятили музейные экспозиции?

Экспозиция, посвященная фотокорам, начинается со стенда, на котором представлен золотой фонд донецкой фотожурналистики: Евгений Халдей, мой отец Борис Витков, Ефим Комм и Григорий Навричевский.

Евгений Халдей, безусловно, самый знаменитый из них. Многие его довоенные, военные и послевоенные снимки известны всему миру. Особенно знаменита фотография «Знамя Победы над рейхстагом». Ровно год назад в Донецком республиканском краеведческом музее состоялась фотовыставка «Е. А. Халдей. Фотокорреспондент Победы», посвященная его столетию. Мы собрали для нее огромное количество редких снимков.

К слову, моя дочь Александра, которая сейчас учится в магистратуре исторического факультета Донецкого национального университета, защищала диплом по творчеству Евгения Халдея. А кандидатскую диссертацию собирается писать о военкорах, погибших у нас в Донбассе за последние годы.

Мой отец, как и Халдей, тоже прошел всю войну и тоже дошел до Берлина, правда, не в качестве фотокора, а в качестве танкиста. После войны работал фотокорреспондентом сначала в газете «Советская армия», а затем – в «Комсомольце Донбасса». Мы с ним на двоих проработали в этой газете ровно пятьдесят лет.

В экспозиции музея представлены и многие другие фотокорреспонденты Донецкого региона – как советских времен, так и молодые таланты. Отдельная экспозиция посвящена памяти фотокорреспондентов и телеоператоров, погибших уже во время нынешней войны в Донбассе. Наконец персонального стенда в музее удостоился Василий Песков – фотокорреспондент «Комсомольской правды», автор книг и ведущий передачи «В мире животных». Он первым стал не только фотографировать, но и сочинять развернутые подписи и большие тексты к своим замечательным снимкам, а затем писать и книги.

Помнится, до войны ваш фонд «Наследие» тоже издавал книги…

Да, наш фонд совместно с информагентством «Донпресс» выпустил шесть фотокниг в рамках проектах «Донецк в лицах». Причем последний том мы издали уже во время боевых действий. Кроме того, во время войны мы выпустили еще и книгу о Свято-Успенском Николо-Васильевском монастыре. Выпускали и другую полиграфическую продукцию.

К десятилетию музея не собираетесь выпускать какие-то издания? Как вообще к нему готовитесь?

Планируем выпустить либо буклет о музее, либо открытки. Кроме того, ГП «Почта Донбасса» обещает издать к этой дате, которую будем отмечать в июле, почтовую марку и конверт, посвященные единственному в мире Музею фотожурналистики и фототехники. Думаю, спецгашение марки и конверта состоится в самом музее, где мы проведем экскурсию для гостей.

Сергей Голоха