Краеведение

Где происходила битва дружины Игоря с половцами?

Печать
Где происходила битва дружины Игоря с половцами?

В предыдущем номере газеты старший научный сотрудник Донецкого национального университета Александр Евглевский, возглавляющий археологическую группу, изложил свою версию причин похода Новгород-Северского князя Игоря Святославовича в Половецкую Степь, описанного в поэме «Слово о полку Игореве». По его мнению, цель у похода была не военная, а свадебная. Как известно, где-то в наших донецких краях на дружину Игоря напали половцы. Но где именно состоялась битва между ними, исследователи «Слова» спорят до сих пор. На этот счет у Александра Викторовича тоже есть своя версия, достаточно аргументированная и оригинальная.

В поэме сказано, что сражение русичей с половцами произошло на реке Каяле, рядом с Донцом. Но где именно протекает данная водная артерия? Что говорят об этом исследователи «Слова»?

Версий множество. Но точное место битвы до сих пор не обнаружено, можно очертить лишь предполагаемый район. В древности после любого сражения все оружие собирали, а погибших воинов, очевидно, погребали по упрощенной обрядности в братских могилах. Места таких массовых захоронений на поверхности могли внешне не выделять. Кроме того, следы битв и захоронений может скрывать современная застройка и хозяйственная деятельность.

Все известные версии по поводу того, какая река в XII веке называлась Каялой, уязвимы. В одних случаях это связано с тем, что исследователь часто подсознательно пытается искать место битвы в своем регионе.

При этом археологические артефакты можно «успешно найти». Но когда проверяешь эти «материальные аргументы», то выясняется, что на поле найдены всего один-два наконечника стрел, да и то датирующиеся слишком широко, например X–XIII веками, а не узким периодом – конца XII века, приближенного к походу Игоря в 1185 году. Более того, все версии страдают отсутствием комплексного подхода, то есть не рассматриваются коллективами, в которые входят специалисты разных наук. Именно поэтому место битвы локализуется в слишком широких географических рамках – от Запорожской области Украины до Ростовской области России.

Но главное – все попытки обнаружить упоминаемую в поэме реку Каялу на картах XVI–XVIII веков и тем более на современных картах лишь по принципу созвучности или даже полной схожести названий гидронимов – с научной точки зрения несостоятельны. Например, недалеко от Ростова-на-Дону есть железнодорожная станция Каяла, но это же вовсе не значит, что мы должны привязывать место битвы к ней. Как и к кажущемуся довольно созвучным названию речки Калалы в бассейне реки Маныч в Ростовской области. Ведь если Каяла – это типовая форма прилагательного со значением «каменистая/скалистая», то Калалы – прилагательное, образованное от основы «кала» – крепость.

Неудачны и попытки отождествить Каялу с нашим Кальмиусом, а также с речкой Мокрые Ялы, притоком реки Волчья, которая находится к юго-западу от Донецка.

Одним словом, форма гидронима «Каяла» является абсолютно ординарной, типичной не только в тюркской топонимии, но и в других языках. Проще говоря, в период похода Игоря рек и речек Каяла со значением «каменистая/скалистая» в Половецкой Степи, очевидно, было очень много. Но только одна из них отразилась в памяти русичей (пять раз упоминается в «Слове» и один раз – в летописном рассказе о походе Игоря).

Неудачные попытки отождествления Каялы с одним из современных названий рек или вовсе признание ее художественным вымыслом поэмы, то есть не существующей в реальности, были обусловлены прежде всего тем, что данный гидроним не выявлен среди названий притоков Северского Донца, где ему логично было бы быть с точки зрения описанных в «Слове» событий.

А, по вашему мнению, о какой конкретно реке идет речь в «Слове»? Можете ее идентифицировать?

В «Слове о полку Игореве» Каяла названа половецкой рекой, а это означает, что она была относительно большой и известной водной артерией, а не каким-то ручейком. В этой связи можно вспомнить, например, известную фразу «Волга – русская река», которая говорит сама за себя. Учитывая это обстоятельство, а также то, что слово «Каяла» означает каменистую реку, Каялу из «Слова» следует отождествить с достаточно крупной рекой в Северном Приазовье, где много камня, а не на Северском Донце, где его нет.

Не вдаваясь в подробные объяснение, скажу главное: такой рекой, на мой взгляд, может быть только Берда, протекающая в Северном Приазовье – в Запорожской области. Дело в том, что среди нескольких десятков различных форм названий рек и речек со значением «каменистая/скалистая» (как существующих ныне, так и исчезнувших во времени) Берда, пожалуй, наиболее крупная река. Правда, это вовсе не значит, что Каяла (Берда) находилась там, где произошла битва, – они не связаны между собой географически.

Кроме того, в бассейне реки Берды находилось хорошо известное русичам сутенское половецкое объединение. Следовательно, кипчакское название «Каяла» реки Берда могло быть усвоено русичами XI–XII веков во время их успешных походов в половецкое Лукоморье. Поэтому Каяла (Берда) наверняка была известна и автору «Слова».

Важно и то, что в поэме Каяла территориально связывается с синим морем, возле которого находится «конец поля Половецкого». Исходя из этого, ошибочно отождествлять синее море, например, с небольшими степными соляными озерами около Славянска, как это традиционно трактуется в литературе.

Со временем половецкая река Каяла утратила у русичей значение конкретного географического объекта в районе кочевания сутенских (лукоморских) половцев, и Каялой стали называть всякую реку, находившуюся на территории Половецкой Степи. Такое обобщенное представление о Каяле отражено уже и в «Слове»: «Погрузи жиръ во днъ Каялы, ръкы Половецкыя». Так, например, и в народной поэзии славян гидроним «Дунай» тоже стал общим названием всякой реки, в том числе и Дона.

В Ипатьевской и Лаврентьевской летописях в связи с походом князя Игоря упоминается не Каяла, а река Сюурлий. Имеется в виду одна и та же река?

Следует разделять поэтическую Каялу и реальный Сюурлий. Но это вовсе не значит, что они находились в разных районах, как считают некоторые исследователи. Просто в поэме Сюурлий пять раз была зашифрована под художественным названием «Каяла», то есть в «Слове» оно имеет не географическое, а символическое значение.

Но если с поэтической Каялой все относительно ясно, то с локализацией реальной реки Сюурлий (в переводе с тюркского «саур/сауир», означающее вершину округлой формы, а в первом значении – круп коня) дело усложняется тем, что в Северном Приазовье есть несколько топонимов с таким семантическим значением. Самые известные из них – Саур-Могила, что неподалеку от города Снежное Донецкой Народной Республики, и Савур-Могила в Токмакском районе Запорожской области, которая находится в верховьях реки Берда! В этой связи напомню, что согласно «Слову» битва русичей с половцами проходила недалеко от шелома (шлема). Следовательно, можно предположить, что гидроним Сюурлий – это топонимическое прилагательное с суффиксом «ли», получившее свое название от округлой горы Сюурлий.

В данном случае можно буквально сказать – битва произошла на реке Сюурлий за округлой горой Сюурлий. Из названных мной двух вершин предпочтение следует отдать той, которая находится в Запорожской области, поскольку от нее до синего моря и сутенского объединения половцев, упоминаемых в поэме, было гораздо ближе.

Какой же можно сделать вывод?

Поскольку «Слово» – художественное произведение с философским подтекстом, то следует крайне осторожно относиться к его топонимическим сопоставлениям и локализации. В частности, выражение из поэмы «на ръцъ на Каялъ, у Дону Великаго» нельзя буквально понимать, что Каяла находилась на Дону, точнее, в бассейне Северского Донца. Это условные ориентиры Половецкой Степи, названия которых в поэме стали своеобразными поэтическими метафорами.

В основе поэтической Каялы лежит реальная река с таким же названием. Если бы даже битва Игоря с половцами произошла не на реке Сюурлий, а на любой другой реке Половецкой Степи, она все равно была бы названа автором «Слова» Каялой. Следовательно, не стоит искать место битвы, отталкиваясь обязательно от какого-то современного названия реки. Реальная Каяла, очевидно, находилась настолько же далеко от места битвы Игоря, как и Дунай от «заборола» Путивля, на котором причитала Ярославна: «Полечу, рече, зегзицею по Дунаеви, омочю бекрянъ рукавъ въ Каялъ ръцъ».

Сергей Голоха