Общество

Герои – рядом

Печать
Герои – рядом

Война, принесшая на нашу землю смерть и разрушения, стала лакмусовой бумажкой, проявившей истинную суть каждого из нас. Не всем было дано выдержать проверку на прочность. Но те, кто прошел испытание войной, достойны называться настоящими героями. О них наш рассказ.

Если не я, то кто же?

Вряд ли в Донецке можно найти человека, никогда не слышавшего об Александровке. В 2014 – 2015 годах, наверное, не было ни одной военной сводки, в которой бы не упоминался этот поселок. В одночасье оказавшийся на передовой, он стал мишенью для обстрелов украинских силовиков. Рушились дома, гибли люди, казалось, горела сама земля, но Александровка выстояла.

Вы не поверите, но здесь даже в самые трудные времена были, как говорят местные, «хлеб, свет и Интернет». В Александровке практически не случалось длительных перебоев энерго- и водоснабжения, в то время как в соседней Старомихайловке месяцами сидели без света. Повезло, – подумаете вы. Дело не в везении, а в том, что в поселке нашлись люди, взявшие на себя ответственность за его судьбу. Их никто не просил, не назначал и не наделял полномочиями. Они сами пришли на помощь в трудный момент, став опорой и защитой для тех, кто даже во время сильнейших обстрелов оставался в родном поселке.

История, о которой мы хотим рассказать, началась весной 2014-го, когда группа активистов во главе с Владимиром Черкасом организовала в поселке референдум. «Администрация не разрешала нам проводить голосование, – вспоминает Владимир Викторович. – Поэтому я купил большую палатку, мы обложили ее мешками с песком и бревнами, соорудив баррикаду.

Создали свою бригаду охраны, потому что нас предупредили о провокациях со стороны правого сектора. Украинские нацбатальоны базировались тогда на Кураховском море, в пансионатах и пионерлагерях. А к нам оттуда – рукой подать. На референдум пришли 68% жителей поселка, 99% из них проголосовали за Республику».

Во время подготовки референдума инициативная группа пополнилась еще одним участником – Константином Чалым. Это сейчас он возглавляет поселковую администрацию, а тогда его мало кто знал. Обычный прихожанин храма, спокойный, уравновешенный, к власти не рвется, но и от ответственности не бежит. В общем, надежный – в трудную минуту не подведет. Вместе с еще одним местным активистом Владимиром Московченко Черкас и Чалый составили тот костяк, вокруг которого впоследствии объединились александровцы, вынужденные бороться за выживание.

До последнего не верили…

Тогда никто не думал, что вслед за референдумом в Донбасс придет война. Первые прилеты в Александровку были в августе 2014-го. «Мы вообще не ожидали, что нас начнут вот так расстреливать, – рассказывает местная жительница Алла Васильевна. – До последнего не верили, что сюда полетят «грады» и «ураганы». У нас тогда почтальон Света работала, развозила газеты на велосипеде. Первое время, когда начинался обстрел, она бросала велосипед и пряталась под забором.

Стрелять перестанут – она снова на велосипед и дальше почту развозить. Мы тогда думали, что война быстро закончится, и страха сильного не было. Осознание пришло, когда появились первые жертвы и начали гореть дома. Эта война обожгла наши души и на многое открыла глаза».

С первыми обстрелами сбежал поселковый голова, оставив односельчан на произвол судьбы. Это только кажется, что функции председателя поссовета ограничиваются выдачей справок. На самом деле, безвластие в обстреливаемом поселке грозило полным хаосом. Ситуация на тот момент была сложная: начались перебои с поставкой продуктов, из-за постоянных обстрелов участились порывы линий электропередач, появились первые случаи мародерства.

Нужны были люди, готовые взять на себя ответственность за поселок и навести здесь порядок. Ими стали активисты, организовавшие референдум.

И раненых спасали…

Для поселка они стали настоящим спасением. Скорая тогда на вызовы приезжала редко – слишком большой риск, практически передовая. Поэтому доставлять больных и раненых в больницу приходилось самим. Константин Чалый вспоминает такой случай: «Я всегда возил с собой ампулы антишокового препарата, и не зря – однажды они пригодились.

Женщина попала под обстрел, осколок «града» застрял в животе. Приехал по вызову, а она сидит в шоке, вся в крови, кричит и ни на кого не реагирует. Моя мама – медик, в свое время она научила меня, как действовать в таких ситуациях. Я сделал укол антишокового, перевязал, написал на бумажке, когда уколол. Потом военная «скорая» подоспела. Женщину спасли».

… и роды принимали

Местные активисты были чем-то вроде службы «911». К ним обращались, когда срочно нужна была помощь. Звонили круглосуточно, зная, ни Чалый, ни Черкас никогда не откажут. «Приходилось даже роды принимать, – рассказывает Владимир Черкас. – Это сейчас мы тот случай вспоминаем  с улыбкой, а тогда нам было не до смеха. Мне позвонили, когда я был в Донецке, в центре. Пришлось пулей лететь в поселок. Забрал роженицу – и на Петровку в роддом. Только положили на носилки, она и родила».

Спасибо Леонтьевичу

Есть среди активистов удивительный человек, односельчане именуют его коротко по батюшке – Леонтьевич. На долю этого убеленного сединами мужчины выпали нелегкие испытания. В 2015-ом у него глазах во время обстрела погиб сын сор своей семьей, сам Леонтьевич был серьезно ранен. Любой другой на его месте утопил бы горе в вине, а он решил: будет жить и помогать людям. И стал местным электриком на добровольных началах. С тех пор, если на линии электропередач случается порыв, первым делом зовут Леонтьевича – он починит.

Кстати, поселок не стался без света тоже благодаря стараниям инициативной группы. Раньше Александровка была запитана от Марьинки. С началом боевых действий, когда на линии произошел серьезный порыв, представители райэлектросети, заявили, что до окончания войны восстанавливать энергоснабжение поселка никто не будет. Нужно было срочно искать альтернативное подключение, и активисты его нашли. Правда, пришлось кое-кому гранату на стол положить, чтобы ускорить дело. Но оно того стоило. Поселок остался с электричеством.

Мама, земля плачет!

На словах все выглядит легко и просто: подключали, возили, чинили. А на деле, все приходилось делать под непрекращающимися обстрелами.  Смерть постоянно была рядом, и никому не дано было знать, кто станет ее следующей жертвой. «Больше всего запомнилось, как наши бойцы погибли на передовой, и мы вытаскивали уже трупы, – говорит Черкас. – А еще помню, как «ураганом» в одном из домов снесло крышу. Заходим, а там изрешеченный осколками восемнадцатилетний парень лежит на диване, а за столом сидит мертвая бабушка, которая до обстрела пила чай. Выжить удалось только отцу пацана, хоть и посекло его ниже пояса. Сейчас хромает».

ВСУ «градов» и мин не жалели, снаряды ложились кучно, оставляя за собой белесую дымку и смрад тротиловой гари. «Как-то мы втроем – все женщины тучные – стояли возле входа в бомбоубежище, – делится воспоминаниями Алла Васильевна. – И вдруг что-то как грохнет! Нас ударной волной вверх подняло и в бомбоубежище кидануло. И так было не раз. У меня на глазах людей  с ног сбивало и об стенку било – настолько большая была сила взрывов».

Почти на два года для пятидесяти жителей Александровки родным домом стал школьный подвал. Из поддонов соорудили кровати, положили на них спортивные маты, принесли электроплитку, а в углу поставили икону. Когда от обстрелов в бомбоубежище сотрясались потолок и стены, все плакали и молились.

О тех тяжелых дня вспоминает местная жительница Валентина Владимировна: «Был в моей жизни эпизод, который я никогда не забуду. Как-то после обстрела на самой заре, в полчетвертого утра мы вышли из подвала. Помню, тогда из-за прилетов в школе повылетали двери и окна. Один мальчонка, видевший, как мы плакали в бомбоубежище во время обстрела, посмотрев на капли росы на траве, сказал: «Мама, смотри – земля плачет!».

Мы чувствовали защиту

Отчаяться испуганным александровцам, скрывающимся от обстрелов в подвале местной школы, не дали все те же активисты. «Они постоянно прибегали к нам и спрашивали, все ли в порядке. Мы сначала не понимали, что они боятся, чтобы нас не присыпало. Когда у нас не было еды, не было зарплат и пенсий, они привозили нам хлеб и крупы. Леонтьевич приезжал и рассказывал последние новости, узнавал, нет ли в чем нужды. И, знаете, мы чувствовали защиту. Я обычно скупа на благодарности, но этим людям я признательна до глубины души», – говорит Валентина Владимировна, в глазах которой стоят слезы.

Для нее и для остальных александровцев Черкас, Чалый и еще десять их товарищей стали настоящим спасением. Когда в магазинах опустели прилавки, они привозили в поселок хлеб и гуманитарку. Ехали в Донецк, забивали продуктами машину Черкаса под завязку, а потом раздавали в поселке. После смерти одного из односельчан, оставшегося без родных, активисты стали регулярно обходить всех одиноких стариков и приносить им продукты.

«Детей в поселке тогда было мало, и занятия проходили дистанционно, но на работу мы ходили, – рассказывает Валентина Владимировна. – Помню, приближались как раз новогодние праздники, и мы забеспокоились, что нет елки.  Какая же была для нас радость, когда Константин Викторович с Владимиром Викторовичем привезли елку, игрушки и подарки детям. А нам, каждому работнику школы, – колбасу и бутылку вина! Вы не представляете, как было приятно, что нас не забыли».

«Они спасли нас тогда, в 2014 году, – считает Алла Васильевна. – Из-за обстрелов часто случались пожары, тушить приходилось самим. Первым на место происшествия всегда прилетал Константин Викторович. Пожар на газопроводе тоже погасили благодаря этим мужчинам. Мы молились на них!»

Агроном, Механик и Москвич

Тем временем, вернувшийся из ниоткуда бывший председатель поссовета попытался вернуть себе власть. Составил письменный отчет о проделанной работе в духе лучших образцов бюрократического стиля, собрал сход и пригласил представителей центральной власти. Трудно сказать, на что надеялся экс-глава поселкового совета. Возможно, рассчитывал поразить участников собрания внушительным списком мероприятий и громадьем планов на будущее. Но народ выбрал Чалого. Его кандидатуру поддержали единогласно. Так Константин Викторович возглавил поселок.

«У меня достаточно большой опыт работы на руководящих должностях, число подчиненных доходило до полутора тысяч. Это помогло, когда мы с Владимиром Викторовичем наводили в поселке порядок. Патрулировали улицы, ловили воров, находили самогонщиков. Провинившихся отправляли в окопы на воспитательные работы. Мамочки даже благодарили за то, что мы наставляли сыновей на путь истинный. Некоторые из окопов даже воевать уходили. Мы до сих пор в паре работаем, стараемся помогать людям всем, чем можем», – говорит Константин Викторович.

Их не раз хотели убить: за Чалым охотился снайпер, а к Черкасу приезжали домой. Последний спасся чудом. Грузовой «мерседес» с ехавшими в нем украинскими автоматчиками случайно увидели Чалый с Леонтьевичем, чинившие свет. А поскольку в той стороне, куда направилась машина, из всей инициативной группы жил только Черкас, было понятно, что едут именно к нему. «Мы просто опешили, – вспоминает Константин Викторович. – У нас тогда оружия еще не было. Давай бегом звонить Черкасу. Говорю: Вовка, беги, к тебе поехали! Он как раз дома был. Как только услышали выстрелы, решили – все, убили. Но оказалось, пронесло».

Черкас в последний момент успел уйти. Ворвавшиеся в дом вояки забрали все, что смогли вынести, – телевизор, компьютер, видеокамеру. А то, что осталось, просто сломали или расстреляли. Когда Чалый с Леонтьевичем вошли в дом, им показалось, что по нему прошло цунами.

Цветы вместо пуль

В 2013 году, когда в Киеве горели костры майдана, школьники Александровки написали письмо тогдашнему президенту, в котором просили об одном – не допустить кровопролития. Ребята даже сфотографировались на фоне украинского флага, желая показать, что они – такие же украинцы, как и те, кто живет в Киеве, Львове или Житомире. А спустя год все мальчишки этого класса, как один, ушли на фронт, в армию ДНР. Защищать родной Донбасс. Война все расставила по своим местам.

Истерзанная, уставшая от свиста снарядов, но не сломленная Александровка мечтает о том дне, когда кончится война. «Вы знаете, всегда, на каждом концерте, наши ребята просят о мире, – рассказывает одна из преподавателей Александровской школы. – Однажды они устроили выставку цветов, используя гильзы вместо ваз. Этим ребята хотели сказать: пусть вместо пуль землю усеют цветы. Наши дети, пережившие войну, это заслужили».