Политика

Государственные поцелуйчики

Печать
Государственные поцелуйчики

В нашей жизни блага распределяются крайне неравномерно. Один, к примеру, рождается красивый, как популярный киноартист Арнольд Шварценеггер. Очень хорошо. А у другого в это же время уши торчат, как спутниковые антенны. Справедливо это? Нет. Отсюда происходит ревность, а вместе с ней и поляризация симпатий, и актуальная проблематика в области глубинных интеграций ревнующих сторон.

Приехал недавно французский президент Макрон в гости к Дональду Трампу. Так начальник Америки знаете как встретил Макрошку? Он и обнимал его, и целовал, и за ручку с ним ходил по своему Овальному кабинету. Все угол какой­нибудь искал, чтобы посидеть и посплетничать о мировой коммунальной квартирке. А откуда там углы, если кабинет этот действительно овальный, как яйцо. С жиру, видать, бесятся.

Погуляли они так пару часов, а потом американский Дональд поправил свой экстраординарный чубчик и говорит разомлевшему французу:

– Что это у тебя, Макрошка, весь воротничок в перхоти? Давай-ка я тебя почищу.

Схватил турбированный пылесос и услужливо привел туалет франц-президента в надлежащий вид. А Порошенко данную эпопею смотрел по телевизору. Извелся весь. Он завидовал счастливчику Макрону. Петро ревновал и чувствовал себя политической брошенкой.

Здесь нужно заметить, что укрполитики – весьма ранимые существа. В общем, решил Порошенко накропать Трампу «страдательное» письмо. И сделал это дрожащею рукой. Приводим текст полностью:

«Уважаемый мой кумир! Вся наша жизнь – это магия чувств и пучина страстей. (Я осведомлен из первоисточников.) И я не последний человек в этой тонкой материи и высокой поэзии.

А то, что Вы целуетесь со всякими там выскочками, то это меня крайне удручает с духовной точки зрения. Мне стало известно из телевизора, что Вы недавно лобзали одного смазливенького начальничка. Лобзаа­али… Однако Вам мало поцелуев, вы еще и перхоть с него удаляли. О, как больно это видеть!

И это в тот самый миг, когда моя кандидатура жаждет встречи с Вами. А перхоть, она и у меня есть. Но я одинок! О, бедное сердце мое! О, сердечная боль моя!

Не ищите же то, чего нет, там, где его нет. И найдите же то, что есть, там, где оно есть.

Остаюсь вечно Ваш Порошенко П. А. (отвергнутый, но не утративший надежду)».

Такие слова написал укрпрезидент в порыве чувств, рожденных под влиянием просмотра телерепортажа о встрече Трампа и Макрона. Взволнованный Порошенко вложил письмо в конверт, облизал клей и крепко-накрепко запечатал праведный крик своей души. И отправил. Но не туда.

Дело в том, что при написании адреса получателя Петро опять смотрел телевизор. А там как раз показывали главного министра Гройсмана. Он так хвастал своими достижениями, что складывалось впечатление, будто уже и не Петька, а этот зарвавшийся министришка – начальник всей Украины.

Порошенко вспылил. Задыхаясь от волнения, он гневно написал на конверте: «Гройсману от Порошенки». И, не долго думая, отправил сие послание.

А теперь представьте себе, что испытал главный укрминистр, получив Петькино письмо. Он чуть с ума не сошел. Перебрал в памяти всех выскочек и смазливеньких начальников, с которыми целовался в этом полугодии. И никак не мог понять, какой именно эпизод вызвал такое неудовольствие у кучерявого укрпрезидента.

Гройсман даже не догадывался, что это трогательное послание на самом деле писано для рыжего чубатого мужчины, проживающего в далеких американских и, к сожалению, пока еще Соединенных Штатах. А строки о перхоти привели главного министра в совершенное недоумение. Он часто подходил к зеркалу и внимательно рассматривал свою стрижку «бобрик». Пожимал плечами и говорил:

– Видно, против меня заплетают антрыги. И что это он про перхоть придумал? А о моей развратности укрпрезидент все­таки правду написал, каюсь.

В общем, пришел Гройсман к Порошенке, дабы слезно просить у него прощения за свои похождения.

– Петро Алексеич, – начал главный министр, – если у меня что и было, то все уже в прошлом. Целовался ли я с другими чиновниками? Да. Но это были всего лишь стандартные служебные поцелуйчики. Но теперь я железно завязал. Да здравствует политическое целомудрие!

Высказавшись таким образом, Гройсман зажмурился и вытянул губы трубочкой в Порошенкину сторону для государственного поцелуйчика, долженствующего символизировать их вечную дружбу хотя бы на короткий период.

– Это что за форсмажорщина? – не понял Петро, который не догадывался, что его «страдательное» письмо прилетело по ошибке вместо Трампа к Гройсману.

Вдруг над Порошенкиной дверью послышался жуткий хрип и пугающие шорохи. Там была присобачена радиоточка, из которой зловещий голос произнес вкрадчивым шепотом:

– А вы тарифы на газ для населения подняли?

– Кто это? – спросил Порошенко, успевший от страха ловко закатиться под стол и по инерции следом за собой утащить Гройсмана.

– Это из Международного валютного фонда с тобой говорят, – сообщила радиоточка.

– Поднимем тарифы, – заверил укрпрезидент, – обязательно поднимем. На любой газ. Легко!

– Действуй, толстяк, – приказала радиоточка и разразилась дьявольским смехом.

Некоторое время после этого укрдеятели сидели под столом и приходили в себя. Чтобы ускорить процесс, они использовали фармацевтику. Порошенко выпил таблетку от насморка, а Гройсман принял слабительное. Понемногу они успокоились, только их виски засеребрились дополнительной сединой. Все¬-таки страшная это штука – МВФ.

Неожиданно включился телевизор. Гнусавый и развязный диктор принялся вещать:

– А сейчас, уважаемые политические болельщики, мы вам покажем, как Дональд Трамп встречает у себя немецкую Анжелку Меркель.

– Тихо! – воскликнул Порошенко. – Смотри, Гройсманюха!

– Внимание! – продолжил диктор. – Вот машина Анжелки Меркель подъезжает к Белому дому. Вот Анжелка выбирается из автомобиля. Внимание, к ней приближается Трамп! Опасный момент! А вот и поцелу¬у­уй! Да­а, в этот раз он ее поцеловал! Как долго мы ждали этого жеста от исторических губ американского президента! И эти губы нас не подвели! До новых встреч в эфире, кореша.

Порошенко обмяк. Он сделал неопределенное движение рукой и взволнованно хрюкнул.

– И ее он целует, – промямлил Петро, – нет, это невыносимо.

Укрпрезидент срочно выгнал Гройсмана из кабинета и без промедления написал второе «страдательное» письмо Трампу. Однако при отправке Петро опять что­то напутал, и послание прилетело не к Дональду, а к дефективному спикеру Парубию.

Он в это время как раз в Верховной Раде сидел. Горе­спикер постоянно там ошивается. И ест, и спит в президиуме на древней раскладушке, которая при использовании не раскладывается, а разваливается. Да. И вот притащили, значит, Парубию по ошибке весточку, предназначенную для Трампа.

А этот Парубий разговаривал плохо и с трудом, но читал очень хорошо. Только ни одной буквы не знал. Он при чтении больше на интуицию напирал. И понял горе-¬спикер, что это письмо с претензиями. Испугался он. Торчит теперь совсем уж безвылазно в Верховной Раде и в мечтах своих видит, как самолично целуется со всевозможными импортными руководителями.

Среди всех этих неурядиц в укрполитике вновь обозначилась фигура Юльки Тимошенки. Она недавно победила на местных украинских выборах. На районном уровне. Поэтому Тимоха повадилась каждый день приходить под Порошенкины бронированные окна и знаками сообщать укрпрезиденту, что у него низкий уровень интеллекта. А у нее, значит, ума больше, чем у всей Академии наук. Данный факт Порошенку задевает и обижает.

– Это не правда, я умный! – возмущается Петро, но толстые оконные стекла не выпускают его гневный голос на киевские улицы.

Тогда Юлька знаками демонстрирует, что скоро будет целоваться с Трампом, а Петьке в этой области ничего не светит. И его скромный удел – лобзания с лидерами небольших африканских государств.

– Нет! – вопит Петро. – Нет! Только не африканцы!

Но никто не слышит укрпрезидента. И лишь верный его секретарь Скипидар Менингитович пасется под дверью Порошенкиного кабинета, готовый прибежать по первому зову.

Или не прибежать. Все зависит от политической конъюнктуры.

Руслан Гасанов