Культура

Художник-философ

Печать
Художник-философ

В Республиканском художественном музее 8 ноября открылась большая выставка работ художника Александра Голощука.

Киношное начало

Последние 25 лет он живет почти отшельником в родном поселке Нижняя Крынка под Макеевкой и не выставлял свои творения уже больше десяти лет, поэтому немного подзабыт. Между тем Александр Викторович был не только членом Союза художников Украины и Украинского театрального общества, но еще и членом Союза кинематографистов СССР. А много ли у нас в Республике членов Союза кинематографистов СССР? Скорее всего, Голощук – единственный.

Приняли его туда еще в 1970-е годы, когда он работал на Свердловской киностудии, сначала – художником-декоратором ряда художественных фильмов (например, таких, как «Приваловские миллионы» и «Самый сильный»), а затем – художником-постановщиком кукольных мультфильмов «Малахитовая шкатулка», «Медной горы хозяйка» и «Каменный цветок», снятых по мотивам знаменитых уральских сказов Павла Бажова. Режиссером этих мультфильмов был Олег Николаевский, который снял множество и художественных фильмов, в том числе кинокомедию «Трембита», ставшую одним из лидеров советского кинопроката.

На Свердловскую киностудию Голощук устроился в 1971 году, после того как с отличием окончил Одесское театрально-художественное училище. Из Свердловска талантливого художника направляли на своего рода курсы повышение квалификации – в графических мастерских на творческой даче в Подмосковье, которыми руководил очень известный театральный художник Борис Мессерер. Там собирался весь цвет российского изобразительного искусства. Общение с коллегами и мэтрами очень повлияло на художника – именно тогда он стал серьезно заниматься графикой.

Путем мастера Данилы

Несмотря на то что перед ним открывались широкие творческие и карьерные перспективы, в 1980 году Александр Голощук решил все же вернуться в родной Донбасс – по семейно-бытовым обстоятельствам. Здесь тяжело болел его отец-фронтовик, а к тому же художнику пообещали дать квартиру от Донецкого театра юного зрителя, расположенного в Макеевке. В ТЮЗе он стал художником-постановщиком нескольких спектаклей. Затем работал в Донецком художественно-производственном комбинате, где, помимо прочего, создавал буклеты, эстампы и плакаты к спектаклям театра оперы и балета.

В 1993 году Александр Викторович во второй раз в жизни свернул с накатанной и перспективной колеи. Выражаясь современной терминологией, стал дауншифтером – человеком, который добровольно ушел от суеты, понизил свой социальный и материальный статус ради творческого роста, душевного комфорта и достижения гармонии в жизни. В последние пару десятилетий дауншифтинг стал модным среди успешных людей на Западе и в России. Александр Викторович опередил в этом многих из них. Он, можно сказать, последовал примеру мастера Данилы из своего мультфильма «Каменный цветок», который, имея признание и достаток, отказался от обычной земной жизни ради того, чтобы увидеть красоту диковинного камня и постичь тайну его изготовления.

Голощук вернулся в Нижнюю Крынку, где родился, вырос и начинал в юности свою трудовую деятельность на шахте. Художник пристроил к родительскому дому большую мастерскую, где с тех пор в уединении рисует и делает офорты.

Изящные офорты

На открывшейся в художественном музее выставке Александр Голощук представил свои главные работы, созданные за эти годы в разных техниках. Они заняли целых три зала.

Прежде всего привлекают внимание офорты, в том числе созданные в манере акватинты. Это такой вид гравюр, которые создаются путем травления металлических пластин кислотами сквозь прилипшую к ним асфальтовую и канифольную пыль. Изготовлением офортов в наше время занимаются немногие художники. Это очень трудоемкая и сложная технология, у которой много своих секретов. К тому же она не безопасная. Как отметил на открытии выставки народный художник Украины Владимир Шендель, применяемая для травления кислота обжигает пальцы, ее испарения вредны для легких и глаз. Но увлеченного созданием офортов Александра Голощука все это не пугает и не отталкивает. Его привлекают таящиеся в технике офорта возможности особой непосредственности в воплощении замысла, дающие мастеру дополнительные средства художественной выразительности, благодаря этому он может виртуозно делать очень детализированные изображения с неповторимой фактурой и тональностью.

Помимо изумительных офортов и графических рисунков, на выставке представлены театрально-декорационные работы Александра Голощука, его картины маслом и акварели, в том числе иллюстрации к уральским сказам Бажова.

Графические циклы

Графика ГолощукаЗа последние 25 лет он создал несколько больших графических циклов работ: «Война и музыка», «Слово», «Крест и ты», «Дон Кихот», «Человек и природа», «Акме» и другие. Они стали результатом прочтения множества книг, размышлений над прочитанным и над вопросами бытия вообще. В своем уединении художник не только плодотворно работал, но и очень много читал – духовную, историческую и художественную литературу. Он может часами рассказывать о великих поэтах, писателях, философах, художниках и других титанах духа и мысли. Именно им посвящен его цикл «Акме». Это слово означает наивысшую точку развития личности. В работах этого цикла известные люди (Пушкин, Гоголь, Чехов, Достоевский, Чернышевский, Цветаева, Гумилев, Ахматова, Вийон, Розанов, Пиросмани, Филонов и др.) изображены в момент своей гибели, трагедии или триумфа.

«Те, кто любит творчество и знает биографии изображенных на этих рисунках известных людей, сумеют оценить большой труд художника, который философски осмыслил, полюбил, прочувствовал их творчество и призвал нас тоже почувствовать и переволноваться вместе с ним, – сказала заместитель директора музея Марина Третьякова. – Почти все работы Александра Викторовича вдохновлены какими-то литературными или философскими произведениями, и его впечатления от них выражены характерным для него непростым изобразительным языком».

Как подчеркнул сам Голощук, чтобы понять его работы, необходимо знать историю, литературу и другие виды искусства или науки.

А вот цикл «Война и музыка» для дончан не нуждается в пояснениях. Как отметила Марина Третьякова, «нам с вами, пятый год живущим на войне и не понаслышке знающим, что такое разрушения, горе и смерть, эти работы особенно понятны».

Сергей Голоха