Политика

Любители газа и терактов

Печать
Любители газа и терактов

В украинской политической жизни легко быть порядочным, если нет искушения проявить свою непорядочность. Так же легко быть непорядочным, когда со всей ответственностью уверен в своей безответственности. Принято подворовывать, ибо не всякое воровство признается уголовно наказуемым деянием. За некоторые криминальные эпизоды могут сказать «спасибочки» и выдать медальку «За долгую и беспорочную службу в порочной системе».

Недавно отправили в отставку весьма одиозную главную укрбанкиршу Гонтареву. Расставались красиво. Порошенко где-то натырил цветов и подарил их увольняемой банкирше, которая перед этим натырила денег и поделилась с Порошенкой. Петро сказал с чугунной нежностью:

– Спасибо, Гонтарева. Все было приятно и плодотворно. Ты сделала огромный вклад в развитие всего.

– Мерси, Петрушка, – ответила банкирша по-французски и ловким движением уронила в Порошенкин карман прощальную мзду, последний долларовый взнос в фонд взаимопонимания и воровской дружбы.

– Гонтарева, ты мой свет в окошке! – вскричал в отчаянии Петро.

– Нет! Это вы мой свет в окошке! – парировала увольняемая Гонтарева.

В общем, как-то разобрались они со светом. Отчалила приятная банкирша, и укрпрезидент решил определить на ее место Яшку Смолия. Тем более что Яшка был достаточно перспективным – имел положительные характеристики и грамоты за участие в какой-то подзаборной общественной жизни.

– А че я? – взбрыкнул вначале Смолий, потому что не был со всей ответственностью уверен в своей безответственности.

– А че не ты? – спросил Порошенко и грозно хрюкнул.

Так и согласился Яшка Смолий возглавить Нацбанк. Вот как четко работает постмайданная система. Это потому, что укрполитики понимают друг дружку с полувзгляда. У них общий культурный код, в котором каждая позиция сопровождается конкретной цифрой в коррупционном прейскуранте.

Укрдеятели считают себя реформаторами, потому что слишком часто произносят слово «реформы». И они настолько законсервировались в этом состоянии, что стали консерваторами. И не замечают этого.

Есть, правда, среди них один конкретный радикал по фамилии Ляшко. Его радикальность выражается в чрезмерной крикливости и неопределенной решительности. Ляшко, например, каждый день навсегда уходит из коалиции в оппозицию, громко хлопая дверью. Возвращается непременно к ужину, потому что прожорлив, как и любой нормальный, уважающий себя паразит.

Такова, собственно говоря, простенькая схема нынешнего украппарата. После увольнения Гонтаревой захотел Порошенко данный украппарат выгулять. Пройтись, так сказать, со своими шаромыжниками по доброжелательным улицам столичного города. Петька приготовил сюрприз.

Дело в том, что кучерявый хотел сходить с ними на майдан, где было запланировано проведение фестиваля современного жлобства «Порошатина». На этом культурном мероприятии должны были воспевать укрпрезидента, целовать его портреты в натурвеличину и, вроде бы, даже установить гипсовую статую, изображающую Петьку, галопирующего на взмыленной лошади в условиях городского пейзажа.

И вот пришли укрполитики на майдан и увидели стандартную картину весьма подвижного укрбытия. Фестиваль «Порошатина» разогнали и вместо него устроили акцию «Вперед, родной Саакашвили!».

В центре майдана не было никаких конно-гипсовых Порошенок, зато красовалась статуя обнаженного Саакашвили, выполненная с древнегреческой анатомической непосредственностью. Эту скульптуру с любовью изваяли Саакины дружки, используя свежий навоз и контрабандный янтарь.

– А чем это здесь воняет? – спросил главный министр Гройсман, элегантно принюхиваясь к навозной скульптуре бывшего грузпрезидента.

– Может, это мышка у тебя в носу сдохла? – невесело пошутил Петро.

– Что, простите, мышка?

– Окочурилась, – раздраженно пояснил Порошенко, – переселилась в мир иной на полный пансион за великие заслуги перед майданом.

Петро загрустил. Ему надоело быть укрпрезидентом. Кучерявый ощущал в себе смутное желание стать космонавтом и под громкие аплодисменты ежедневно выходить в открытый космос без скафандра и страховки. А еще Порошенко хотел превратиться в яркую птицу и навсегда улететь в теплые курортные края. Но воровать ему тоже хотелось. Из этого противоречия вырастала раздражительность, которую он заедал печеньем, вареньем, тортами и пирожными.  

Кучерявый чувствовал потребность свалить из Украины в любом географическом направлении. В общем, оставил Петро своих дружков, забрался в укрпрезидентский «кукурузник» и говорит пилоту:

– Отвези меня, дядечка, в теплые страны.

– Хотите в Катар? – спросил строгий летчик.

– Так это же болезнь, – сказал многоопытный Порошенко.

– Не только, – ответил пилот, с трудом запустил вентилятор, присобаченный к носу воздушной машины, и добавил: – Там газ добывают.

После долгих мытарств оказался Петро в Катаре. Купил на местном базарчике пеструю восточную одежду и чалму. Переоделся и стал похож на заклинателя змей или торговца крадеными верблюдами (аналог нашего автоугонщика). В таком оригинальном виде укрпрезидент заявился к тамошнему монарху.

Из кабинета эмира вышел печальный евнух и внимательно осмотрел Петькины пышные одежды. Почесал затылок и спросил:

– Ты заклинатель змей?

– Нет, я ибн Порошенко. Я бы хотел набрать у вас бидончик свежего газа.

– Свежего? – переспросил евнух.

– Ну, не вчерашнего же. Я все-таки первое лицо и не привык, знаете ли…

– Пройдите, – сказал евнух и приоткрыл для Петьки массивную дверь.

Укрпрезидент просочился в кабинет монарха. Тот сидел за рабочим столом и вдохновенно размышлял о местных природных ресурсах.

– Салам алейкум, – сказал Петро и красиво поклонился в восточном стиле.

– Ты продаешь верблюдов? – спросил эмир, с удивлением рассматривая чалму и одежду гостя.

– Да нет же. Я ибн Порошенко. Я – главный на Украине.

– Украина? Это велосипед? Ты спортсмен?

– Я далек от спорта. Я такой же монарх, как и вы, только недоразвитый. Но я развиваюсь. Мне бы набрать бидончик свежего газа.

– Зачем же было беспокоить меня? Выйдешь на улицу и слева увидишь фирменный магазин. Там есть все.

Петро изящно поклонился, сказал «гутен таг» и выбрался из начальственного здания. Слева ему бросилась в глаза вывеска: «Катаргаз. Опт и розница».

Под вывеской ходил энергичный араб и выкрикивал:

– А кому газ?! Нельзя без газа! Он вкусный, зараза!

Порошенко остановился перед торговцем и задумчиво почмокал губами.

– Ты новый евнух? – спросил араб, с завистью разглядывая пестрый Петькин туалет.

– Не совсем. Мне бы газу набрать в бидончик.

– Какого именно? Есть сжиженный и разжиженный. Есть со вкусом клубники, дыни, яблока, лимона, персика… Какой тебе газ?

– Я не знаю, – растерялся Петро, – у меня тут немножко денежек…

Продавец ловко смахнул нищенскую мелочь с холеной Порошенкиной ладошки. Пересчитал ее и выдал укрпрезиденту одноразовую зажигалку.

– А газ? – спросил Петро.

– Он там, внутри. Видишь? Ну, молодец, что зашел и сделал покупку. Все, иди отсюда. Иди.

Порошенко покинул «Катаргаз» и с трудом разыскал свой древний самолет.

– Отвези меня домой, дядечка, – приказал он пилоту. – Езжай лихо и без знаков препинания, потому что я победитель и возвращаюсь не с пустыми руками.

Прилетел укрпрезидент в незалежную и притопал в Верховную Раду, чтобы похвастать своими катастрофическими успехами в области газовых поставок. В фойе к нему подскочил испуганный Гройсман и проблеял:

– Петро Алексеич! Мы тут заглянули в сумку к депутатке Савченко, а в сумке у нее – танк! Танк!

– Ох, – сказал Порошенко и выронил зажигалку с газом из Катара.

Ее тут же подхватил полоумный спикер Парубий и начал увлеченно изучать. Случайно сжег себе брови и растительность в носу. Рассердился и выбросил зажигалку в урну. Там она взорвалась.

– Тревога! – завопил Гениальный прокурор Луценко и попытался спрятать свое государственное тело в женском туалете.

Это ему не удалось, поскольку на входе в женский санузел был установлен металлоискатель. Запищала сирена и Луценко был механически упакован в коробку «Рошен» и выкинут в мусоропровод.

В сложившейся ситуации Парубий решил снять с депутатки Савченко неприкосновенность и заявил:

– Чуфыр шкатумба гав-гав и пумба!

Антинародные избранники неправильно истолковали слова спикера и проголосовали за то, чтобы водку имели право покупать только дети дошкольного возраста, предъявившие паспорт гражданина Украины.

Таким образом, фантастическая укрдеятельность продолжилась. Постмайданные властители что-то просили, кого-то обвиняли, чего-то боялись. И нельзя было понять что это – управляемый хаос или хаотическое управление…

Руслан Гасанов