Культура

Патриотическая комедия

Печать
Патриотическая комедия

В театрах и кинематографе было много разных интерпретаций пьесы Николая Васильевича Гоголя «Игроки». Однако версия данной комедии в постановке донецкой муздрамы, пожалуй, самая необычная и самая неожиданная. Она просто ошеломила зрителей, которым посчастливилось побывать на премьерных показах «Игроков», проходивших в конце минувшей недели на протяжении четырех вечеров подряд.

Строго говоря, это не каноническая пьеса Гоголя, а эксцентричный мюзикл, бурлеск-шоу по мотивам его комедии. Как сказал сам постановщик, заслуженный деятель искусств Украины Василий Маслий, он взял за основу киносценарий фильма Павла Чухрая «Русская игра», сюжет которого, в свою очередь, основан на пьесе «Игроки», но не полностью соответствует ей. А спектакль Донецкого государственного академического музыкально-драматического театра имени М. М. Бровуна отличается и от фильма. Прежде всего – в музыкальном отношении.

Два лейтмотива

Если в фильме музыки и песен почти нет, то донецкая постановка вся соткана из них. Причем звуковое оформление спектакля не имеет ничего общего с эпохой Гоголя. Это современные песни, мелодии и ритмы, которые помогают актуализировать содержание комедии и придают ей дополнительные смыслы.

В постановке можно выделить два лейтмотива. Это прежде всего разухабистые песни харизматичного российского рок-музыканта Гарика Сукачева, заряжающие своей сумасшедшей энергетикой зрительный зал. При этом многие его песни еще и хорошо иллюстрируют сюжет «Игроков», например – «Эй, ямщик, поворачивай к черту», «Гори, гори, любовь цыганки» или «Как во смутной волости, лютой, злой губернии». Правда, последнюю сочинил легендарный Владимир Высоцкий, но сейчас она больше известна в исполнении Гарика Сукачева.

Некоторые из этих песен в спектакле исполняет народный артист ДНР, заслуженный артист Украины Дмитрий Федоров, играющий роль трактирного слуги Алексея. Благодаря этому его третьестепенный персонаж не менее заметен, чем главные герои-игроки, которые, кстати, тоже все время поют и танцуют.

Второй лейтмотив (возможно, он главный), судя по откликам зрителей о спектакле в социальных сетях, мало кто опознал. В отличие от песен Гарика Сукачева, у нас эта музыкальная тема не очень широко известна. А между тем на Западе она страшно популярна уже полвека. Речь о танцевальном номере Rich Man’s Frug из бродвейского мюзикла «Милая Чарити», который стал одним из самых новаторских в истории американского кино и театра. Он шел тысячи раз на театральных подмостках США и других стран. В 1967 году в Голливуде по нему сняли одноименный фильм. Его поставил легендарный хореограф, танцор и режиссер Боб Фосс, снявший также фильмы «Весь этот джаз», «Кабаре» и другие.

Гротескный хореографический номер Rich Man’s Frug на музыку Сая Коулмэна стал хрестоматийным образцом зрелищного танцевального шоу. Неоднократно звучит эта музыка и в донецких «Игроках» – под нее артисты балета танцуют в стиле Боба Фосса. Причем в русских народных нарядах! Выглядит это курьезно и хулиганисто. Но Боб Фосс, которого называли Босхом от мюзикла, и был довольно провокационным и хулиганистым мастером. Это роднит его с Гариком Сукачевым.

Спектакль-праздник

Благодаря тому, что их творческие фишки включили в спектакль, он получился еще более искрометным, веселым и зрелищным. Хотя длится представление два с половиной часа, смотрится оно на одном дыхании – время пролетает незаметно. Потому что на сцене почти все время царит безудержное карнавальное веселье, диалоги сменяются песнями и танцами. Стремительно меняются и яркие декорации в стиле «а ля рюсс».

Антураж отображает все стереотипы иностранцев о России – здесь можно увидеть и огромную балалайку с неоновой подсветкой, и больших матрешек, и медведя, катающегося по сцене на мотороллере, и цыган, и много других деталей и персонажей с русским колоритом. Еще одна новая фишка – все представление оркестр играет прямо на сцене. А актеры периодически уходят в зрительный зал по специально сооруженному помосту.

«Нам хотелось этим спектаклем поднять настроение нашему зрителю. Если кто-то захочет пуститься в пляс прямо в зале, то я буду только рад этому. Уверен, что зрители будут выходить из театра после представления с широкой улыбкой, притопывая ножкой и радуясь жизни», – сказал перед премьерой Василий Маслий.

Русского не перехитришь!

Именно такую главную задачу ставил перед собой режиссер. Но это не просто криминально-музыкальная комедия, как написано на афишах театра. Она получилась еще и патриотической. Хотя сам Гоголь в свою пьесу такой смысл не закладывал. Патриотическую идею привнес в свой киносценарий Павел Чухрай с помощью замены одного из главных героев на другого. У Гоголя провинциальные шулеры в результате хитроумной комбинации «разводят» на двести тысяч рублей более маститого столичного «коллегу» Ихарева. А у Чухрая (а вслед за ним и у Маслия) жертвой мошенников вместо русского Ихарева становится итальянец, приехавший в Россию для того, чтобы облапошить русских «иванов», а в итоге сам оказался в дураках. Отсюда мораль: те высокомерные и самоуверенные европейцы, которые стремятся обмануть нашего человека, жестоко поплатятся за это. Потому что русский только кажется простодушным «лохом», а на самом деле умный и хитрый.

Итальянец Лоренцо Баро (в фильме Чухрая его зовут Лукино Форца) в финале пьесы в отчаянии восклицает: «Хитри после этого! Употребляй тонкость ума! Изощряй, изыскивай средства!.. Черт побери, не стоит просто ни благородного рвенья, ни трудов! Тут же под боком отыщется плут, который тебя переплутует! Мошенник, который за один раз подорвет строение, над которым работал несколько лет! Черт возьми! Такая уж надувательная земля!»

Во всех ролях – мужчины

Кстати, его очень убедительно сыграл молодой актер Давид Чаргазия. Это всего вторая его главная роль в театре. Первая была в пьесе «Олеся» еще одного русского классика Александра Куприна. Там он сыграл молодого барина Ивана Тимофеевича.

«Сегодня этот молодой человек, можно сказать, получил карт-бланш на такую сложную роль. На мой взгляд, несмотря на его юный актерский возраст, роль ему удалась», – считает генеральный директор – художественный руководитель театра Наталья Волкова.

Вообще «Игроки» – пьеса мужская, все роли там играют они. Женщины присутствуют только в танцующей и поющей массовке. Это и послужило одной из главных причин выбора данной комедии для постановки.
«Под конец сезона хотелось порадовать женщин и показать в одном спектакле почти весь наш «звездный» мужской актерский состав», – объяснил Василий Маслий.

Трех хитроумных провинциальных игроков-жуликов виртуозно изображали Павел Бодров, Иван Бессмолый и Максим Селиванов. Они удивили новыми гранями своего таланта. Прежде всего к ним было приковано внимание зрителей, им чаще всего аплодировали. Блеснули в небольших, но запомнившихся ролях и такие любимцы публики, как народный артист ДНР Владимир Швец (Михаил Александрович Глов) и Михаил Бовдуй (Псой Стахич Замухрышкин). Их персонажи тоже далеко не ангелы.

В постановке вообще нет ни одного положительного героя. Даже медведь и тот пьет водку. Тем не менее герои не вызывают неприязни, потому что у Гоголя смех всегда рождается от любви к человеку. Часто его сочинения вызывают смех сквозь слезы. Но донецкая постановка «Игроков» вызывала только смех до слез.

Сергей Голоха