Политика

Сказка о живом манекене

Печать
Сказка о живом манекене

Как известно, секретный секретарь Турчинов работает секретным секретарем. Делать ему особо нечего. В основном дразнит свое отражение в зеркале, стирает носочки и трусишки и развешивает их на служебном балконе. Иногда предается масштабным грезам. Вот и все его должностные повинности.

Однако так было не всегда. Четыре года назад на Украине произошел госпереворот. А Турчинов оказался ближе всех укрполитиков к президентскому креслу. Это кресло было единственным и неповторимым, потому что на нем было написано «Прызидэнт». Турбаза ловко забрался в него и объявил себя главным начальником.

Остальные укрполитики расстроились, конечно, пошептались злобно, да и поклонились новоявленному вождю местечкового олигархата. А Турчинов, чтобы хоть как-то оправдать свое присутствие в кресле с надписью «Прызидэнт», начал так называемую АТО. Да, четыре года уже прошло… А как вчера все было…

Недавно стоял Турчинов на своем служебном балконе среди различных модификаций развешанных для экстренной просушки заграничных трусов. И образовалась у него в башке идея. Секретный секретарь захотел напомнить миру о своей грандиозной роли в так называемой АТО. Ведь эту глупость Турчинов ставил себе в особую заслугу. Он взял мегафон и заявил:

– Слава мне, родоначальнику АТО! Данная глупость – это вершина моей умственности!

– Прикрути звук! – потребовал какой-то прохожий.

Кто-то бросил в Турчинова сырым куриным яичком. Секретного секретаря матерно обругали, ловко вставляя нецензурную лексику в невинные словосочетания. Турбаза притаился в зарослях нижнего белья и с достоинством прошептал в громкоговоритель:

– Ну, хорошо же, я вам покажу уровень моего масштаба. Будете еще мне в ножки кланяться.

И решил Турчинов отпраздновать юбилей так называемой АТО с капитальным размахом. С дьявольской роскошью. Эту роскошь секретный секретарь расписал по пунктам:

1. На заводе игрушек изготавливается манекен самого меня (Турчинова). Он должен быть, как вылитый я.

2. К нему (манекену Турчинова) привязывают 999 воздушных шариков.

3. Над шариками крепят огромный флаг Украины.

4. Над флагом должен возвышаться гигантский, тысячный по счету шар, с надписью «АТО».

5. К этой конструкции прикрепить манекен Турчинова и запустить в небо.

6. Живого меня (Турчинова) не запускать ни при каких обстоятельствах, потому что я (Турчинов) обязан находиться на поверхности Земли для последовательной реализации своих секретных функций.

Данный план был исполнен с небольшой погрешностью. Подкачал последний пункт. Дело в том, что живой Турчинов ничем не отличался от неживого манекена. Поэтому неудивительно, что рабочие перепутали и прицепили к шарам одушевленный предмет. А именно – подлого Турчинова. Ой, простите, – подлинного. Настоящего. Живого.

Ну и пихнули они весь этот хлам в облака. И флаг, и шары, и секретного секретаря. Стартовали с майдана. Турчинов, как оказался в незнакомой воздушной стихии, так сразу же вышел из своего солидного анабиоза. Он распахнул рот и начал сыпать странными словами:

– Полундра! Свистать всех наверх и спускать меня вниз! Спасать мое тулово!

– Ах, батюшки! – испугались рабочие. – Кукла заговорила! Вы слышите, господин Турчинов?

Это они спросили у манекена, который в свою очередь, не будучи живым, совершенно не отличался от подлого Турчинова. Ой, простите, – подлинного. Живого. И никуда не полетел, ведь подмену так и не заметили.

Манекен не стал разговаривать с пролетариатом. Турчиновский стиль. Поэтому рабочие не удивились и отправились пить светлое пиво и беседовать о темных сторонах укрполитики.

А живой Турчинов вознесся над Киевом и замер, потому как погода была безветренная. Он вяло болтался среди облаков, похожих на сахарную вату. Столица слабо виднелась где-то внизу, и ей не было никакого дела до случайно улетевшего секретного секретаря. Турбаза думал о том, что теперь его обязанности расширились. К обычным земным делам прибавились еще и небесные. И откуда силы брать для решения всего спектра вопросов и ассортимента проблем?

В это время на далекой теперь для Турчинова Украине назрел еще один нелепый юбилей. Гройсман возжелал широко отметить двухлетие своей титанической деятельности на посту главного министра. Он, Порошенка и Парубий торжественно обожрались шаурмой и придумали шарахнуть в небо салютами и фейерверками.

Укрполитики пришли на майдан, где их ожидали древние пушечки и пьяненькие артиллеристы. Они насыпали в дула орудий пороху и напихали самый красивый мусор: стеклышки, пластиковые бутылки, старую обувь и фольгу от шоколадок.

– Огонь! – скомандовал виновник мероприятия Гройсман, и в ход пошла самодельная пиротехника.

Перед этим подул ветерок, и праздничная турчиновская конструкция пришла в движение. Шары скрипели, флаг трепыхался. Секретный секретарь безвольно парил над майданом и размышлял о жареной свинине. Он привык в это время кушать.

Неожиданно секрсека испугал грохот. Внизу один за другим раздавались орудийные выстрелы, а справа и слева от Турчинова начали возникать разноцветные вспышки.

– Я требую прекратить артиллерию! – воскликнул живой Турчинов, мысленно проклиная свое воздушное путешествие.

Протест летучего секретаря не был услышан. Вновь бабахнул салют, и очередная вспышка осветила героически раскоряченную фигуру случайного воздухоплавателя. В голову ему прилетел женский сапог пятьдесят второго размера. Мимо со свистом проносились стеклышки и пластиковые бутылки.

Естественно, большая часть шаров лопнула, и секретный секретарь начал стремительное снижение, надеясь приземлиться на майдане. Укрполитики вообще любят всякие майданы. И взлетают с них и падают там же. И вся жизнь у этих деятелей вертится вокруг странного слова – майдан.

А в это время на месте предполагаемого турчиновского приземления вовсю суетился юбилейный Гройсман. В центре площади возвышался исполинский торт. Был уговор с кондитерами, что они засунут в свой калорийный шедевр мастерицу народного стриптиза, а когда наступит кульминация действа, стриптизерша выкопается из своего сладкого укрытия и пригласит Гройсмана на медленный танец. Гениальная идея.

– Это были замечательные годы! – разливался юбилейный главный министр. – Один и еще один! А всего – два! Два года моего незабываемого руководства!

И тут раздался шлепок и во все стороны полетели крем и шоколадная глазурь. Гройсман подумал, что это стриптизерша эротично выбирается из тортика. Он отрегулировал галстук и направился танцевать с ней волнительный медляк.

Подошел главный министр к торту, посмотрел на него и разочаровался. Стриптизерши как не было, так и нет. Лишь из кондитерского месива бесцельно торчит меланхолическая башка серьезного Турчинова.

Извлекли секретного секретаря из погубленного торта, вычистили и усадили за стол. Смотрят, а подвыпившие рабочие точно такого же притащили. Один из них, значит, манекен, а другой – подлый Турчинов. Ой, простите, – подлинный. Живой.

А как ты их разберешь? Мы уже неоднократно указывали на то, что живой Турчинов ничем не отличается от неживого манекена. Нестандартная задача. В общем, решили ее демократическим путем.

– Давайте их вместе посадим, – предложил Порошенка, – и перед каждым тарелку со жратвой установим. Из какой тарелки угощение исчезнет, там сидит живой Турчинов. А на какой останется, перед той – манекен.

Так и сделали. В конце празднования подошли укрполитики к Турчиновым. А те ничего, сидят рядышком, как близнецы. Глаза у них стеклянные. Заглянули укрдеятели в оставленные тарелки, а они обе пустые.

Ну что ты тут будешь делать?

Руслан Гасанов