Общество

Сорок лет на службе филармонии

Печать
Сорок лет на службе филармонии

Юрия Ремезова я знаю много лет как умного, проницательного, мудрого человека, способного найти выход из любой ситуации. Всегда элегантный и обаятельный главный администратор Донецкой государственной академической филармонии встречает зрителей перед концертами, и никто из них не догадывается, что этот мужчина пишет замечательные стихи и обладает уникальным талантом рассказчика. В нынешнем году исполняется сорок лет с момента, когда Юрий Григорьевич впервые переступил порог филармонии.

Встреча с Мессингом

Он родился в Новосибирской области в городе Купино. В школьные годы писал заметки в районное издание «Маяк Кулунды», затем сотрудничал с областным. В конкурсе на лучшего распространителя местной газеты Юрий получил главный приз – настольные часы. Ему удалось подписать 136 экземпляров.

Когда пришло время выбирать профессию, юноша пришел поступать в Казанский университет на отделение журналистики. Конкурс в тот год был очень высоким, на одно место претендовали 25 человек. Однако Юрий не испугался, рискнул – и стал студентом.

Однажды Ремезов увидел, как через дорогу от здания филфака вывешивали огромную афишу с анонсом концерта Вольфа Мессинга. Заинтригованный студент решил во что бы то ни стало попасть на выступление человека, которого сейчас бы назвали ясновидящим, экстрасенсом и парапсихологом. В результате Юрий оказался в числе счастливчиков, которым повезло наблюдать за чудесами, творимыми на сцене загадочным менталистом. Когда Мессинг пригласил зрителей, желающих засвидетельствовать отсутствие обмана в его действиях, Юрий вызвался быть в их числе.

Автограф Мессинга«Наша «комиссия» проверяла все, что делал артист, мы наблюдали, как проходят разные задания. В конце выступления Мессинг предложил задать ему вопросы, и одна женщина спросила: «Кто из нас виноват в разводе – я или муж?» Он уточнил: «А вы не обидитесь?» Меня поразило, что получив положительный ответ, Мессинг мгновенно сказал: «Виноваты вы на сто процентов». Женщина разрыдалась и кивнула головой.

После выступления Мессинг пообщался с членами комиссии за кулисами. В моей записной книжке он оставил памятную запись: «Мысленно я с вами». Я храню ее до сих пор, и верю, что этот автограф помогает мне в жизни. Это событие произошло примерно за год до смерти Вольфа Григорьевича. За кулисами он выглядел дряхлым стариком, прихрамывающим при ходьбе, а на сцене полностью преображался. Я видел невероятную концентрацию внимания, энергии», – вспоминает Ремезов.

Кстати, это было его первое знакомство с филармонией.

Аншлаг в театре Камала

После общения с Мессингом наш земляк решил устроиться в филармонию продавать билеты. Юрия приняли на работу уполномоченным по организации концертов. Как¬то ему поручили провести в театре имени Камала концерт ансамбля песни и танца Татарской АССР. Заведующая билетным отделом сказала студенту: «Я тебе еще десятку добавлю, если ты продашь хотя бы половину билетов». И отдала для реализации всю билетную книжку. Вот тогда-­то Юрию и пригодились навыки, полученные в годы учебы в музыкальной школе. Наигрывая на баяне трогательную татарскую песню о матери, он обошел все комнаты женского общежития. Задумка сработала: растроганные девушки раскупили все билеты на концерт, причем даже в ложи для VIP¬персон.

«Перед началом концерта пришла творческая интеллигенция, а билетов в кассе нет. Но это еще не все. Меня не предупредили, что это премьера программы и на нее приехала комиссия из Москвы, а все места в зале заняты. Началось замешательство, стали ставить дополнительные стулья. На следующий день меня вызвали в филармонию и поблагодарили, так как я обеспечил сто процентов зрителей в зале. А ошибки в организации концерта были допущены не по моей вине, бронь на места забыла оставить заведующая билетным отделом», – поясняет Ремезов.

После этого к Юрию стали относиться с уважением и единственному из распространителей, на зависть остальным, дали билеты на концерт артистов из Франции. Один такой билет стоил недешево по тем временам – целых пять рублей.

Потом ему поручили организовывать концертные программы в университете. В одной из них должна была выступать заслуженная артистка России Тамилла Махмудова. Здесь нужно сделать небольшое отступление. В то время среди артистов бытовало выражение «день печати». Так называли день, когда из-за непроданных билетов приходилось отменять концерт, а артисту прямо по его приезду на вокзале ставили в документах печать под отметкой о том, что он прибыл по линии «Росконцерта», но не выступил из¬-за отсутствия сборов. Далее филармония отправляла артиста выступать в другой город. Тамилла Махмудова, приехавшая на концерт, тоже думала, что ее ждет «день печати».

«Она сразу спросила у меня, взял ли я печать? Я ответил, что у нас аншлаг. Махмудова очень удивилась. Это был концерт, посвященный 8 Марта. Билеты были по пятьдесят копеек. Я пробежался по группам и предложил ребятам поздравить девушек, подарив билет на праздничный концерт. Когда открылся занавес, артистка увидела полный зал. Поскольку Тамилла Махмудова играла на фортепиано никому не известные произведения, я попросил ее работать без антракта, мало ли что…» – вспоминает Юрий Ремезов.

Из Сибири в Донецк

Выпускник университета три года работал по распределению в Сибири в газете «Маяк Кулунды», в которой начинал писать еще в школьные годы. В Донецке он оказался совершенно случайно, жене нужно было сменить климат на более мягкий. Юрий обратился в Донецкий обком партии, показал свои публикации. Ему предложили работу в газете «Комсомолец Донбасса» и взяли с испытательным сроком, так как главный редактор был в отпуске. Когда вышел редактор, оказалось, что вакансий в издании нет. Так в 1978 году Юрий попал в филармонию. Директор филармонии Иван Петрович Бадаянц взял его уполномоченным по распространению билетов. А через два года освободилось место главного администратора, в этой должности Юрий Григорьевич работает по сей день.

По долгу службы Ремезов постоянно общается с известными артистами, и его память хранит много интересных историй.
«В то время мы проводили ежемесячно по 20-24 одних только эстрадных концертов. Использовали сцену Дворца спорта «Дружба». Приезжали София Ротару, Юрий Антонов, ансамбль «Земляне» и многие другие звезды эстрады. Помню, как в 1995 году Донецк посетили участники полузабытого трио Маренич. В целях экономии их поселили у меня дома. В обычной жизни они простые люди. Мой сын попросил Валерия Маренича сыграть на гитаре. Его пение услышала соседка и кричит моей жене: «Вика, а Мареничей по какой программе показывают?» И тут к ней выходят сами артисты. Надо было видеть изумление соседки в ту минуту», – рассказывает Юрий Григорьевич.

Разгневанная примадонна

Забавная история произошла на гастролях Пугачевой.

«Я подрабатывал на радио и готовил раз в неделю программы по заявкам слушателей. За каждую передачу платили в то время хорошие деньги – двадцать пять советских рублей. Я получил задание, чтобы Пугачева, прибывшая на гастроли в Донецк, сказала несколько слов для радио­слушателей. Пришел в гостиницу с громоздким диктофоном старого образца, постучался, вышел охранник. Я ему объяснил, что хочу взять несколько слов у Аллы Борисовны для радио. Охранник сказал, что сейчас узнает, и исчез. Я подумал, что можно войти.

Вхожу и вижу, что на кровати безмятежно отдыхает ни о чем не подозревающая Пугачева. Увидев меня, она сказала: «Я не поняла, что это такое?» А я ей: «Алла Борисовна, пожалуйста, несколько слов для наших радиослушателей». И стараюсь включить диктофон, но не получается. «Так вы еще и пишете!» – возмутилась Примадонна, и ее понесло, начался нецензурный сленг. Я попятился к выходу. А она продолжает: «Пишите, что хотите. Как вы мне, журналюги, надоели!» Я постарался побыстрее скрыться с глаз, от гнева артистки меня спрятали в одной из комнат сотрудники гостиницы.

На следующее утро директор филармонии Иван Петрович собрал всех и рассказал, что намедни какой-­то наглый журналист пробрался в номер Аллы Борисовны. В конце собрания мне дали задание… оградить Примадонну от посягательств бесцеремонных «акул пера». Во время концерта Аллы Борисовны во Дворце спорта «Дружба» я сел в сектор «А», чтобы не попасться ей на глаза. И вдруг вижу, что Пугачева идет по проходу прямо к моему месту. Дойди она до меня, узнала бы сразу. Но провода от микрофона не дали ей это сделать, певица развернулась и пошла обратно», – делится своими воспоминаниями Ремезов.

А еще он утверждает, что в нашей филармонии в свое время работали Владимир Высоцкий, Тамара Миансарова, Валерий Ободзинский и Валерий Леонтьев. Не верите? Напрасно. Дело в том, что раньше артистов «приписывали» к какой-­нибудь филармонии. Это называлось «работать на фондах». Так на какое­-то время в Донецкой филармонии вполне официально были оформлены известные на весь Советский Союз звезды эстрады. Они гастролировали по всему СССР, а деньги от их концертов поступали на счет филармонии, которая потом рассчитывалась с певцами.

Курьезные случаи

Иногда во время концертов происходили курьезные случаи. Юрий Ремезов рассказывает:

София Ротару в Донецке«София Ротару на тот момент была единственной артисткой, которой министерства культуры и здравоохранения разрешили петь под фонограмму. Во Дворце спорта «Дружба» был такой случай. Когда София Михайловна пела, вдруг пропал звук. Певица быстро сориентировалась и ушла за кулисы. Тут вдруг появился звук, а артистки на сцене нет».

Кстати, когда народный артист СССР Юрий Гуляев выступал на стадионе шахты «Холодная Балка» в Макеевке, произошел еще более анекдотичный случай. Радио-микрофонов тогда не было. Микрофоны стояли в центре на помосте. Певцу еще предстояло дойти до него метров пятнадцать, как включили фонограмму. Вот такой был конфуз.

Гуляев часто приезжал в Донецк на гастроли. Однажды Юрия Григорьевича, выходившего через служебный вход Дворца спорта, девушки приняли за Сергея Минаева и попросили автограф. А когда приезжал Вахтанг Кикабидзе, его музыканты помогали раздавать зрителям автографы и сами расписывались вместо Кикабидзе. И все были счастливы.

Юрию Ремезову по долгу службы приходилось общаться не только с обычными артистами. Пожалуй, самым удивительным из них была человек-­рентген Юлия Воробьева, которой филармония организовывала выступления по Донецкой области.

«Когда мы ехали из Артемовска вместе с Воробьевой в машине, она говорит водителю: «Зачем вы с такими крупными деньгами выезжаете?» Он буркнул: «А что вы еще знаете?» Юля Воробьева продолжает: «Точно могу сказать, что мизинца на левой ноге у вас нет». А он не знал кто это, мы ведь артистов возили обычно. Водитель даже побелел от неожиданности и чуть не выпустил руль из рук», – рассказывает Юрий Григорьевич.

Главному администратору приходилось разруливать самые неожиданные ситуации. К примеру, Микаэл Леонович Таривердиев, едва выйдя из поезда, попросил найти цветки лечебной ромашки, потому что начинало болеть горло. И Юрий Григорьевич достал пачку дефицитной ромашки в центральной аптеке, рассказав фармацевтам невероятную историю о композиторе. Так Ремезову удалось спасти концерт.

По словам Юрия Григорьевича, все артисты очень разные. Алле Борисовне загоняли машину прямо во Дворец спорта «Дружба», через технический въезд, чуть ли не к гримерке. А София Ротару после концерта обращалась ко всему персоналу: «Девочки, большое спасибо!» Сказала всего несколько слов, а билетеры, контролеры потом неделю с благодарностью вспоминали. Когда Юрий Григорьевич соберется написать и выпустить книгу воспоминаний о своих встречах с артистами, она, несомненно, станет настоящим бестселлером.

Филармония сегодня

«Чем филармония будет удивлять зрителей в ближайшее время?» – интересуюсь у своего собеседника.
«Наверное, вы заметили, что сейчас в филармонии гораздо больше концертов, чем до начала военных действий в Донбассе, – отвечает Ремезов. – Репертуар очень разнообразный, потому что у нас молодой энергичный генеральный директор. Он творческий человек, прекрасно поет и ведет концертные программы. Александр Александрович Парецкий чувствует, что нужно публике.

Исходя из предпочтений зрителей, и составляются концертные программы. 30–31 марта у нас состоится концерт «Симфоническое напряжение: от классики до рока». На нем прозвучит классическая музыка известных русских и зарубежных композиторов, а во втором отделении наш симфонический оркестр исполнит рок­-композиции из репертуара популярных ансамблей Deep Purple, Queen, Nirvana. На апрель запланировано важное культурное событие – фестиваль «Прокофьевская весна» с участием артистов из Москвы и Франции. 28 апреля приглашаем в гости любителей советской эстрады – наши артисты исполнят популярные шлягеры прошлого века.

Вот уже два года мы проводим концерты в малом зале филармонии. Сейчас наше учреждение культуры отвечает всем требованиям самой взыскательной публики, соответствует критериям высшей категории».

Сад и поэзия

Любимая работа оставляет время и для отдыха. Юрий Григорьевич увлекается садоводством, филателией, путешествиями. Любовь к саду у него от отца, который руководил при школе опытным садовым участком. Плоды труда его сына Юрия и других учеников были представлены в Москве на ВДНХ. А четыре сестры Ремезова даже окончили Омский сельскохозяйственный институт.

Будучи журналистом, Юрий писал и на садоводческие темы, а сейчас в свободное время с удовольствием занимается приусадебным участком на даче. На небольшом клочке земли ему удается выращивать груши, абрикосы и кизил. Весной Юрий Григорьевич обязательно делает для своего участка скворечники. На природе он отдыхает душой.

А еще он увлекается поэзией. Первое стихотворение Ремезова было опубликовано в казанской многотиражке. Ему тогда было 18 лет. Старшая сестра тоже любила писать. В их творческом тандеме родилась пеня «Встреча», автором слов к которой стала Раиса Григорьевна, а музыки – Юрий Григорьевич. Вместе с поэтом из России Станиславом Федотовым Ремезов создал несколько песен, в том числе и «Бабье лето», которая недавно в программе «Листья желтые» на сцене филармонии прозвучала в исполнении заслуженного артиста Украины Анатолия Юхнова.

Однажды в кабинет к Ремезову перед концертом зашел известный советский композитор Ян Френкель. Юрий показал ему свои стихи, они явно пришлись по вкусу композитору, сразу начавшему их напевать.

Недавно вышли в свет два поэтических сборника Юрия Григорьевича. В них отразились его размышления о жизни и свободе, о любви и природе, о смешном и грустном. Есть у Ремезова цикл стихотворений для детей. Разделы книги «Вишенка» иллюстрированы рисунками известного донецкого художника Равиля Акмаева.

Яркий образец поэтического творчества Ремезова – его стихотворение о жизни и свободе. Мы приведем его фрагмент:

Мне нравятся совсем другие люди:
Прямые, честные, без лишней суеты,
Презревшие печать предательства и скуки,
Ценители волшебной красоты.
Характером нордическим и стойким
Они пример мне в жизни подают.
Они народной памяти достойны,
Им честь во славу, они наград не ждут.
И если кто­то говорит, что звезд хватает,
А всем другим советует покой,
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто ради них идет всегда на бой.

Хочется пожелать автору дальнейших успехов на поэтической стезе и в его профессиональной деятельности.

Мария Федорова