Краеведение

Тайны «скифского шлема»

Печать
Тайны «скифского шлема»

Ровно 30 лет назад, летом 1988 года, донецкие археологи в Шахтерском районе нашли очень редкий и оригинальный артефакт, получивший неофициальное название «скифский шлем». Правда, эту гордость культурного наследия Донбасса вскоре увезли в Киев, где она с тех пор хранится в Золотой кладовой Киево-Печерской лавры – так называют Музей исторических драгоценностей Украины.

В Донецке в память об этой и других знаменитых находках археологов установили в Театральном сквере скифскую композицию, состоящую из трех бронзовых скульптурных фигур – воина, пекторали и того самого «шлема». Это все, что напоминает дончанам об удивительном шедевре античного ювелирного искусства, который до сих пор в полной мере еще не изучен.

Одним из тех, кто обнаружил этот золотой «шлем», был Александр Евглевский, ныне – старший научный сотрудник Донецкого национального университета, возглавляющий археологическую группу вуза. Мы попросили его рассказать о данной находке, ее назначении и значении.

Александр Викторович, при каких обстоятельствах была сделана эта сенсационная находка?

Мы тогда проводили плановые раскопки курганов у села Передериева Могила Шахтерского района, неподалеку от Снежного.

Курган, в котором был обнаружен золотой шлемовидный предмет (по форме напоминающий шлем), доминировал в древнем могильнике – он имел диаметр 38 метров и весь был покрыт камнями, уложенными пластами. Под камнями мы нашли кости животных и фрагменты амфор, в насыпи – железные удила, на некоторых камнях – следы огня.

Также в кургане были обнаружены два погребения. Центральное, с которым связан шлемовидный предмет, было полностью ограблено – к нему вел грабительский ход, протянувшийся на шестнадцать метров. Поэтому мы не ожидали от раскопок ценных находок. И когда из-под ножа скрепера в восточной поле кургана на расстоянии двенадцати метров от его центра вдруг сверкнуло изделие из желтого металла, мы подумали, что это бронзовый котелок. Но оказалось, что мы нашли шлемовидный предмет из золота. Он находился в простой ямке в вертикальном положении и не имел каких-­либо следов обрядовых действий. Мы, трое сотрудников экспедиции, были потрясены находкой.

После обнаружения данного предмета у нас затеплилась надежда, что в неисследованной огромной яме осталось еще что­то интересное, незамеченное грабителями. Но, увы, на ее дне мы обнаружили лишь пять бронзовых наконечников стрел и железный нож. Стало ясно, что грабители вытащили из могилы и умершего, и практически все его вещи.

Этот «шлем» стал не только самым ценным трофеем нашей экспедиции, но и, по мнению многих археологов, за всю историю археологических раскопок на Украине.

Найденный нами шедевр ювелирного искусства увезли в Киев, откуда отправили на реставрацию в Германию, после чего он занял почетное место в центре одного из залов Золотой кладовой Киево-Печерской лавры.

Что из себя представляет этот «шлем»?

Все найденные в кургане вещи датируются IV веком до нашей эры. Шлемовидный предмет изготовлен из золота высокой пробы. Он весит около шестисот граммов, его высота – 16,7 сантиметра, длина окружности в основании – 56 сантиметров, толщина листа золота – 0,15–0,2 сантиметра. Это изделие, выполненное по заказу скифов в одном из античных городов, свидетельствует о высоком мастерстве владения техникой литья по восковым моделям.

Поверхность «шлема» покрыта изображениями, выполненными в технике тиснения и чеканки. Работа настолько поражает уровнем мастерства, что невозможно не ощутить пышность цветков и нежность лепестков, мягкость складок ткани кафтана и, наоборот, жесткость и блеск металла копий и акинаков (коротких скифских мечей).

Над пояском основания изделия точками показана поверхность земли с шестью кустами цветов и травой. А его верхушка декорирована двусоставной восьмилепестковой пальметкой, обрамленной пояском из волнистых линий. В центре пальметки имеется отверстие диаметром один сантиметр.

Но важнее всего отметить то, что все другие известные изображения скифов на предметах искусства не превышают высоту 7,2 сантиметра. Так, на пекторали (нагрудном украшении) из знаменитого скифского кургана Толстая Могила высота изображений людей – 2,7–3,4 сантиметра, на золотой вазе из Куль­Обы – 5,3, на серебряной вазе из Гаймановой Могилы –
7,2 сантиметра. А на нашем предмете фигуры воинов – в два раза больше (15 сантиметров). Это позволило увидеть на них детальные черты лица, прически, элементы одежды с характерным фасоном и орнаментом, узнаваемые виды трав и цветков, детали оружия.

Большой интерес вызывают культурно­стилевые особенности костюмов скифов. Четыре воина одеты в кафтаны с остроугольными бортами и богатым орнаментом, все скифы подвязаны поясами. На ногах у них – узкие штаны. У одного воина они заправлены в изящные мягкие сапожки. На двух юношах, повернутых к зрителю спиной, похоже, другой тип одежды, поскольку на штанах точками показаны швы.

Все изображения выполнены в реалистической манере, фигуры воинов отличаются удивительной динамичностью. Мы видим две сражающихся тройки, которые объединены единым психологическим центром, – вокруг юноши, стоящего на коленях. Собственно, вокруг него и из-¬за него идет сражение.

О чем повествует сюжет изображения?

Приоткрыть тайну данного сюжета чрезвычайно трудно, но можно попытаться мысленно приблизиться к ней. Для этого следует обратиться к трактату «отца истории» Геродота «История», в котором есть рассказ о том, как скифы совершили поход на юг – в Переднюю Азию. После этого прошло много лет. Дома воинов уже никто не ждал. Их жены стали жить с их рабами. В результате выросло новое поколение: рабы – по отцу, свободные – по матери.

Когда старые скифы вернулись из похода, им якобы пришлось вступить в схватку с юношами, уже считавшими себя хозяевами данной земли. В этом противостоянии не оказалось ни победителей, ни побежденных. Победила мудрость одного из старых скифов, остановившего кровопролитие с помощью плети. Однако переданная легенда – это не более чем одна из версий.

По другой версии исследователей, базирующейся на индоевропейской традиции, в том числе и скифской, в сюжете отражена легенда о трех братьях. В таком случае в образе братьев показаны взаимоотношения трех социальных групп – жрецов, воинов и производителей материальных благ.

Наконец, нельзя исключать и версии, по которой в сюжете могло быть закодировано некое ритуальное действие, относящееся к рангу канонического изображения, – что-­то вроде обязательного нанесения на предметы искусства скифского времени.

А каково функциональное назначение предмета?

Исследователи выдвинули несколько версий. Согласно одной из них, самой несостоятельной, это шлем. Хотя по форме предмет действительно напоминает шлем, его размеры слишком маленькие. Когда во время экспедиции я его примерил, то он с трудом удержался на моей голове. К тому же предмет слишком тонкий, поэтому не мог бы защитить голову от оружия.

Очень осторожно можно допустить, что предмет представлял собой навершие одного из типов головных уборов, которые носили скифские аристократы, в данном случае в качестве парадно­ритуального аксессуара. Например, у них были колпаки, изготавливавшиеся из кожи или вой­лока, верхняя часть которых могла быть покрыта не только украшениями, но и металлическим навершием.

Согласно еще одной версии, найденный нами предмет мог быть использован в качестве украшения головы коня скифа очень высокого статуса, а отверстие на его вершине предназначалось для продевания в него, может быть, перьев птиц. Полагаю, функциональное назначение предмета надо продолжить исследовать, но практически не стоит сомневаться, что он относился к культовой сфере.

Как бы там ни было, этот предмет, очевидно, был сакрализирован еще при жизни его хозяина или хозяина коня. В этом свете интересно заметить, что в одном месте он был пробит, а затем искусно отремонтирован мастером, наложившим на пробоину изнутри тончайшую золотую пластинку.

Сергей Голоха