Общество

Тысяча вопросов Главе ДНР

Печать
Тысяча вопросов Главе ДНР

28 июня состоялась Прямая линия с Главой ДНР Александром Захарченко, которая транслировалась в прямом эфире республиканских телеканалов. В ней также приняли участие заместители председателя Совета министров ДНР Дмитрий Трапезников, Александр Тимофеев и Екатерина Матющенко.

Руководитель государства ответил на вопросы журналистов и обращения жителей Республики, поступавших на официальный сайт Главы ДНР и электронный адрес Прямой линии. Всего ему задали около тысячи вопросов. Александр Захарченко ответил на самые актуальные из них. Мы публикуем лишь некоторые ключевые вопросы и ответы, прозвучавшие во время Прямой линии.

Это не первая Прямая линия, которая проходит 28 июня, в День Конституции Украины. Но Конституция в этой стране работает скорее формально. Мы постоянно слышим, что Киев заявляет: Донбасс – территория Украины. Но Донбасс продолжают обстреливать. Чем может обернуться для Украины такое формальное отношение к Основному закону?

Я даже не задумывался, что сегодняшняя Прямая линия совпала с Днем Конституции Украины. Но… Основной закон государства – это конституция. Это свод норм, правил и требований, по которым живет целая страна. Это закон, по которому государство существует, и категорически нельзя нарушать этот закон. Если государство не исполняет этот закон, оно не существует. А Украина нарушает этот закон систематически. И основное нарушение – право на жизнь.

Приказ, который отдала украинская власть о начале войны в Донбассе, пустила в ход артиллерию и авиацию, разрешила армии убивать мирных жителей – это самое страшное, что может допустить государство. После этого государство перестает существовать. Есть пословица: если армия начинает воевать против своего народа, то это уже не народная армия. Поэтому можно сказать, что ВСУ – это не армия, которая принадлежит Украине, это армия наемников, карателей и убийц. И если это будет продолжаться, Украине как государству жить останется недолго. Да его уже и нет.

Многие наши граждане опасаются, что выполнение Минских соглашений – это возвращение под крыло Украины. Остались ли какие­-то условия, при которых мы могли бы вернуться в состав Украины?

Я часто слышал точку зрения, что Минские соглашения – это тот вариант, с помощью которого Украина будет нас забирать. Но и Донецкая Народная Республика, и Луганская Народная Республика, и Украина понимают Минские соглашения по-своему. При каких условиях мы будем жить с Украиной, как с соседом? Плохим или хорошим. Будем учитывать добрососедские отношения или не будем – это будет наша позиция как независимого государства. Но та река крови, которая пролилась между нами – тысячи убитых, десятки тысяч разрушенных домов, горящие поля и детсады, убитые дети и старики, женщины… Я не знаю, сколько должно пройти времени, чтобы это можно было забыть.

В последнее время наблюдается повышение цен на некоторые продукты питания. Например, по сравнению с мартом сыр подорожал примерно на 10 рублей, курятина – на 20, сахар на 4 рубля – это данные Минэкономразвития. Вопрос в чем: с чем связан такой рост цен и как государство контролирует ценовую политику в ДНР?

Вы знаете, на самом деле факторов довольно много. Вы называете по несколько продуктов. Но если посмотреть полный список, есть продукты, которые подешевели. Если брать в абсолютных величинах, с начала года было изменение цены на продукты в сторону повышения где­-то на три с лишним процента. В принципе, это норма допустимая, связанная, в том числе и с сезонностью каких-­то продуктов. Например, сегодня сахар дорожает и будет дорожать до конца лета – начала сентября. В сентябре начинает дешеветь. Такие скачкообразные процессы бывают каждый год.

Уважаемые друзья, не забывайте, что те связи, которые у нас были раньше, в том числе и с Украиной, на самом деле обрублены. Не мы приваривали вагоны к рельсам. И единственное государство, у которого мы можем покупать продукты питания и не только, – это Россия. И все проблемы, которые возникают в экономике Российской Федерации, или те успехи, которые там имеются, так или иначе, отражаются и на нашей экономике.

Но дело даже не в контроле. Поверьте, есть механизмы контроля, это правоохранительные органы, это Министерство доходов и сборов, в принципе даже Центробанк в какой-­то мере в этом участвует. Самая основная наша задача сделать так, чтобы основные продукты питания – хлеб, молоко, мясо – производились здесь. И когда мы в полном объеме будем производить столько продуктов, сколько необходимо, тогда мы сможем разговаривать о каких-­то изменениях ценовой политики.

Даже больше скажу, не только производить, а сделать полный цикл. Ну, допустим, что такое хлеб? Это зерно, уборка урожая, мука, хлебокомбинаты… И хлеб уже на прилавке. Зерно есть, урожай убираем, хлеб печем.

Не хватает определенных видов удобрений, может быть, не хватает определенных видов техники, запчастей. И это процессы, которые надо контролировать. Контролировать именно цикл производства продуктов питания.

Основная задача была поставлена мной еще в 2015 году. Это обеспечить гарантированную продуктовую безопасность Донецкой Народной Республики, обеспечить увеличение ассортимента на полках. Вы помните прекрасно, что у нас творилось в 2015 году. Из магазинов работали единицы, а те, что работали, – это какой­-то страшный сон, который вернул нас в 1990-е, когда был развал Советского Союза, когда на полках магазинов стояла одна туалетная бумага и подсолнечное масло. Это было, мы это все видели. И были запредельные цены на картофель и тот же самый сахар.

Сейчас ассортиментный ряд довольно большой. Основные продукты питания мы гарантированно обеспечили себе сами. С этим Минагропром справился и в принципе задачу контролирует. Он контролирует определенные ГП и благодаря этому, по большому счету, мы гарантированно держим цены на те продукты питания, на которые обязаны держать. К сожалению, есть еще элемент такой, как спекуляция. Он никуда не исчезает, у коммерсантов всегда стоит в глазах прибыль. И это тоже правда. Но с этим борется как раз Министерство доходов и сборов, МВД, даже МГБ подключается, если необходимо.

Во всем остальном – вопрос времени?

Смотрите, мы только что говорили, что подорожал сахар. Сахар – сезонный продукт и это вопрос времени. Сахарная свекла у нас, к сожалению, не растет в том объеме, в котором хотелось бы. Но контракты, которые подписывают наши коммерческие структуры или государственные предприятия, они были раньше, например, на объем 100 тонн. Сегодня мы разговариваем об объеме в тысячу тонн. Естественно это в какой­-то степени меняет ценообразование в сторону удешевления. Растет экономика, растет мощность и возможности наших предпринимателей, и это касается цены.

Если, допустим, взять хлеб, муку, мучные изделия, мясо в целом в 2017–2018 годах, то, во-первых, этих продуктов стало больше, цена на них стабилизировалась и отчасти упала. Или взять ту же курицу. Из чего состоит цена на этот продукт? Она состоит частично из импорта, частично из тех производств, которые были на 2017 год. Вот наша птицефабрика. Они цену держат, причем государственным волевым решением.

Что касается импорта, здесь она колеблется. Они могут дешевле продавать, могут продавать дороже, но повторю: это то, что касается продукта, который приобретается не на нашей территории. Вот наша основная задача – расширить линии тех продуктов питания, которые необходимы, чтобы государство могло контролировать не только само ценообразование, а вести контроль, начиная прямо с поля, с фермы и до полок магазинов. Над этим работает как раз Минагропром.

Влияет на стоимость товаров, продуктов еще и цена бензина…

Это как раз составляющая – цена бензина. 

Сейчас бензин есть на всех АЗС. Очередей уже не стало. Однако у водителей имеются другие вопросы. Предлагаю послушать: «Интересует, когда будет снижена цена на топливо, в первую очередь. Хотелось бы сравняться с российскими ценами. Я не понимаю, почему подорожал газ для заправки автомобилей. Так вроде бы все нормально, а какова причина повышения? И как оно дальше будет?»

Я сам часто езжу за рулем и наблюдаю за ценами на заправках. Действительно, был у нас период времени, когда не хватало бензина, дизельного топлива на заправках. И когда мне задавали этот вопрос, я говорил, что в течение двух-трех дней этот вопрос решится. Он решился: на наших заправках есть любые виды топлива. Сейчас идет ценообразование.

Посмотрите, что творится в той же России. Там даже сейчас правительство вводит ограничения по наценке на топливо. С чем было это связано? Это целая цепочка событий, которые, к сожалению, наши операторы, которые работают на рынке ГСМ, не учли. Это некомпетентность некоторых наших бизнесменов. Это некомпетентность некоторых чиновников. К сожалению, это какие-­то ограничения, которые ввели в связи с чемпионатом мира по футболу.

В России сейчас введен запрет на перевозку взрывоопасных, пожароопасных продуктов, в том числе и топлива. И вот этот момент мы просто не учли. Но, как говорится, спасибо за науку. В следующий раз будем мудрее, и запасы топлива будем делать.

Что касается цены. Уважаемые друзья, к сожалению, мы на сегодняшний день непризнанные республики. И полноценно работать с предприятиями Российской Федерации по контрактам, по тем отношениям, по которым работают Республика Южная Осетия и Республика Абхазия, мы пока еще не можем. Это тоже надо учитывать. И цены, которые мы сейчас имеем на наших заправках, они, конечно, разительно отличаются от Российской Федерации. Но это политический вопрос. Как только он будет улажен, я обещаю, что цены у нас будут практически такие же, как и в России.

К сожалению, мы повлиять на этот процесс физически не можем. Но мы можем повлиять на другие процессы. Я буквально сегодня проезжал мимо одной из коммерческих заправок, и если брать, например, государственное предприятие «Донтопливо», РТК и коммерческие АЗС, то там до шести или семи рублей разница. То есть я сегодня увидел заправку, на которой «девяносто второй» – по 58 рублей! Вот здесь вопрос нужно ставить коммерсантам! Я прекрасно понимаю, что начнут рассказывать, что электроэнергия дорогая, налоги, зарплата и все остальное. Уважаемые друзья, но вы же не забывайте, что за вами стоит еще и население, два с лишним миллиона человек. И вас не очень много на рынке, не десятки тысяч. По пальцам одной руки можно пересчитать.

Поэтому даю поручение правоохранительным органам, Министерству доходов и сборов ДНР. Проверить объективность цены на коммерческих заправках. И чтобы не было обиды у наших уважаемых предпринимателей, надо, чтобы в открытом доступе была объективная раскладка цены. Пусть РТК и «Донтопливо» покажут, какая наценка у них, и пусть наше Министерство доходов и сборов, МВД ДНР проверят, почему завышение цен происходит на коммерческих заправках. Думаю, после этого разговора в ближайшие несколько дней цена на коммерческих заправках вернется в соответствие с государственной ценой.

Планируется ли повышение заработной платы, и если да – то кого это коснется?

На прошлой Прямой линии и неоднократно в интервью я говорил, что бюджет 2018 года будет первым бюджетом не выживания, а развития. Поверьте, этот процесс уже начинает идти. Повышение пенсионных выплат на десять процентов – это колоссальная нагрузка на бюджет. Все социальные выплаты Донецкой Народной Республики – порядка трех с лишним миллиардов рублей ежемесячно. Вы в цифру вдумайтесь – три с лишним миллиарда рублей!

Наши пенсионеры – самый незащищенный слой населения. Поэтому поднятие на десять процентов – это обязанность государства. Прекрасно понимаю и вижу разницу пенсий с другими государствами, но также смотрю разницу и в коммунальных платежах, и во многих других вещах. Но десять процентов – это то, что я обещал в начале года. Вот мы как раз в третьем квартале на десять процентов и поднимаем.

Уже идут расчеты Министерством финансов, профильными министерствами, на сколько мы можем поднять зарплату бюджетникам. Это как раз те люди, которые работают на государство. Сейчас пока рано об этом говорить, но когда закончатся расчеты, или я, или вице-премьер объявим, насколько можем поднять зарплату бюджетникам.

Второй момент. Помимо всего прочего, в нашей Республике есть много государственных предприятий, они у нас все хозрасчетные. И буквально недавно на очередной встрече с угольщиками, когда мы очередной миллион тонн угля поднимали, обсуждался вопрос с министром. Ему дали поручение просчитать увеличение заработной платы горнякам и энергетикам. По основным горным специальностям – это ГРОЗ, проходчики, комбайнеры. Поставлена задача обеспечить заработную плату в районе 35–45 тысяч рублей. Это позволит нам, в первую очередь, сохранить наши кадры, привлечь молодых специалистов, заинтересовать их, вернуть престиж шахтерской профессии.

Сейчас вопросы увеличения заработной платы будут подниматься и по другим хозрасчетным предприятиям. Если все будет нормально складываться, я имею в виду, если не будет никаких внешних воздействий, очередного витка войны и так далее, многие наши земляки в этом году приятно удивятся повышению заработной платы. Это – основная задача государства, основная задача правительства и Народного Совета ДНР.

Не секрет, что законодательство Донецкой Народной Республики приводится в соответствие с законодательством Российской Федерации. В связи с этим планируется ли повышение пенсионного возраста?

Отвечу кратко: даже не рассматривалось! Даже в перспективе вопрос о поднятии пенсионного возраста не стоял. Хотя скажу, то, что сейчас происходит в мире, и то, что происходит сейчас в России (кстати, там тоже этот закон не приняли еще, там только обсуждение идет этого законопроекта): количество пенсионеров и количество работающего населения – катастрофически большая разница.

С каждым годом все больше пенсионеров и все меньше работающего населения. Наступает такой период, когда придется поднимать пенсионный возраст. Весь мир, по большому счету, перешел на поднятие пенсионного возраста, и России пришлось тоже поднять этот вопрос. Но у нас немножко другая ситуация. Я не хочу рассматривать повышение пенсионного возраста, даже в ближайшем будущем. Об этом можно говорить, когда есть твердая экономика, когда есть гарантированные поступления в бюджет, но самое главное – социальная ответственность.

В самом разгаре отпускная пора. И масса вопросов относительно пока единственного курорта, доступного нам на Азовском море, – поселка Седово. Отдыхающие и в нынешнем году столкнулись с множеством неудобств: завышенные цены на продукты и другие товары, отсутствие надлежащей уборки территории, заоблачные цены на жилье с минимальным комфортом. Ну, и ко всему прочему, закрытые частными лицами входы на пляжи.

Это не только касается перегороженных пляжей. Это еще и проблема КПП, и огромная проблема мусора, количество которого увеличилось в связи с наплывом туристов. Во-­первых, поручение мэру Седово и главе Новоазовского района: в течение десяти дней убрать все ограждения доступа на пляжи. Прямой доступ к первой линии быть обязан. Мэр Седово, я не понимаю, в таком случае, где ваш городской пляж? В случае невозможности его использовать, на мой стол в течение десяти дней – предложения по улучшению городского пляжа.

Опять же, обращаюсь к главе Новоазовского района. Я еще два месяца назад сказал вам дать мне счет на приобретение трех автомобилей по вывозу мусора. Счета до сих пор не вижу. Необходим просто счет. Дальше государство самостоятельно, из фонда Главы или другими способами, поможет в приобретении для вашего района, в частности для Седово, мусороуборочных автомобилей.

Ну и касательно всего остального. Вы знаете, сейчас два человека во мне борются. Человек, который отвечает и за безопасность государства, в том числе, и Глава государства, который смотрит, как на единственный курорт Республики люди попасть не могут. Мне передавали ролики, как люди идут по этой очереди. Я знаю случаи, когда люди простояли с утра до позднего вечера. Министр внутренних дел говорил, что планирует ввести вторую очередь, но это не помогает. Буду поднимать вопрос в самое ближайшее время. На период курортного сезона мы все­-таки будем снимать блокпост. Безопасность – безопасностью, а Седово – один из важных прифронтовых центров.

Хотя, хочу сказать, что каждый день, находясь на этом КПП, сотрудники Министерства внутренних дел, военнослужащие девятого полка изымают и взрывчатку, и боеприпасы, и оружие. Ежедневно! Раз в неделю, раз в десять дней арестовываюся одна-две ДРГ. То есть неудобства для десятков тысяч людей, в принципе, это, может быть, жизнь для сотен тысяч. И поэтому, даже если мы вопрос с блокпостом закроем, все равно останутся патрули, проверки документов, проверки автомобилей.

К сожалению, мы живем не в мирное время. И такие меры безопасности мы начали внедрять на год­-полтора позже наших противников. Но обещаю, совещание по этому вопросу мы проведем.

Ну а теперь по поводу цен на квартиры. Министру доходов и сборов поручено лично проконтролировать, что происходит с ценовой политикой в этом городе. Поручение даю главе Новоазовского района, народному контролю, службе по борьбе с экономическими преступлениями, пусть подключаются. Если в течение десяти дней там цены не вернутся в нормальный режим, тогда будете искать замену главам администраций и всем остальным!..

Думаю, что все начальники на местах эту проблему знают, в компетенции этих людей ее решить.

22 июня УНТ осудил Порошенко и еще семь человек на пожизненное заключение. Что дальше? Какую силу имеет этот приговор?

Понятно, что к УНТ можно по-разному относиться. Но в истории бывали случаи, когда такие общественные приговоры приводили к реальным результатам. Мы все эти годы собирали свидетельства и документы, но чего-то не хватало. А в этот раз смогли довести дело до конца.

После Луганска я понял, что мы не всех внесли в список. У меня он в десятки раз больше. И этих людей мы хорошо знаем и знаем, где они живут.

Пресс-служба Главы ДНР