Политика

Жара в холодильнике

Печать
Жара в холодильнике

Здравомыслящими физиками подмечена одна удивительная вещь. Они установили, что в домах нынешних укрполитиков чрезвычайно жарко. В температурном смысле. Их, кстати, обогревает воровская фирмочка «Укргрелка». А вот остальные граждане Украины живут в довольно прохладных условиях. Получается отопительный диссонанс и в нагрузку – сплошные мерси с пардонами.

В квартирах укрдеятелей батареи красные. Мозги у «элитных» жильцов плавятся. А если в гостиной на пять минут оставить кастрюлю с борщом, то он закипает и немедленно превращается в пар. Вот какая температура!

Укрполитики уже и форточки открывают, и двери. Иные разбирают четвертую стену и, задыхаясь от жары, самоотверженно проживают в трех. Не помогает. Перманентная духота. «Укргрелка» тырит природный газ у бедных граждан и дарит его богатым политикам. Такое вот своеобразное воровское благородство – при полном отсутствии благородства и своеобразия. Сплошное воровство!

Иногда обычные граждане натыкаются на укрполитика, который гордо и красиво валяется посреди тротуара. Он высунул язык и дышит, как рыба на берегу. Прохожие с интересом рассматривают укрдеятеля и тихо беседуют меж собой:

– Угорел собака.

– Лежит патриот.

– Бе-едненький. Это куда же он шагал?

– Судя по направлению ступней, он ковылял в Евросоюз.

– А его разморило.

– Сражен центральным отоплением, свинья лошадиная.

Разговорами все и заканчивается. Одни мерзнут, а другие потеют. Европолюбивые укрдеятели по-прежнему бродят по своим квадратным метрам без пиджаков. И даже без трусов. Нижнее белье стесняет их мысли о собственном величии и ограничивает глобальность интеллектуальных порывов.

Все интеллектуальные порывы укрполитиков генерируются в стабильные проявления дебильного популизма. А популизм – это весьма неприличное слово. Оно означает вполне конкретное действие, которое постмайданные властители совершают, чтобы заслужить хотя бы горсточку политических дивидендов. Очень неприличное слово.

Для того чтобы предаваться популизму, горе-патриоты частенько захаживают к Порошенке. Вот и сейчас они навестили своего кучерявого патрона. А у него в квартире, естественно, жарища дьявольская. Петро встретил коллег в ажурном европейском белье.

– Какой вы шикарный! – восхитился преданный Гройсман.

– Согласен, – ответил с достоинством Порошенко.

– Где вы оторвали такой великолепный нижняк? – спросил завистливый Турчинов.

– Что касательно нижнего белья, то его мне преподнес французский президент мосье Макарон. Прими, мол, Петруха эти три мешка современных трусов на добрую и долгую память. Мы, мол, все здесь в таких ходим.

– Да, – сказал Гройсман, – европейцы, они такие. Только европейцы и могут глубоко понимать нижнее белье, потому что оно для них – символ победы нетрадиционного взгляда на традиционную жизнь. Европейцы вбивают прогресс в широкие массы.

– Господа! – воззвал укрпрезидент. – А давайте начнем париться! У меня сегодня в квартирке прямо-таки банная температурка.

Укрдеятели с готовностью избавились от верхней одежды и принялись потеть. Петькин секретарь Скипидар Менингитович принес березовые веники и бутылек прокисшего пива, которое тут же выплеснули на батарею. Физиономии укрполитиков на некоторое время исчезли в клубах удушливого пара.

Вначале со знанием дела потели на Порошенкиной кухне. Потом перебрались в гостиную. И везде беспощадно заливали раскаленные батареи всеразличными ароматными гадостями. Когда температура достигла тысячи градусов, открыли окно. С улицы донеслись крики:

– Бан-де-ра! Шу-хе-вич!

– Это что? – спросил пугливый Турчинов, забыв о своем военном имидже.

– Это национальные дружины, – сказал Петро, – они теперь постоянно кричат и факелы жгут.

Здесь мы должны отвлечься, чтобы внести рациональное предложение. Оно может направить бессмысленную природу бандеризма на полезные экономические рельсы и служение интересам общества.

Вот какая выгода от бандерофилов? Никакой! Чему равен их коэффициент полезного действия? Нулю! А ведь благодаря нацикам можно замечательно сэкономить на уличном освещении.

Нужно отключить все фонари и возле каждого столба закрепить по одному бандеровцу. Рты им скотчем заклеить, чтобы не горланили свои речевки. И каждый пусть факел над головой держит. Вот вам и бесплатный свет! Альтернативные, так сказать источники. Для постмайданной Украины это единственный путь к энергетической самостоятельности.

Однако вернемся к укрполитическим парильщикам. В открытую Порошенкину форточку забрался американский спецпредствитель Курт Волкер. Он считал себя чем-то вроде Джеймса Бонда и поэтому появлялся из самых неожиданных мест.

О себе Волкер говорил: «Я субъект международного права!» На этом основании Курт ежедневно ходил на Центральный рынок и бесплатно ел шаурму и чебуреки. А еще весьма помогало Волкеру удостоверение, изготовленное Порошенкой на листе формата А4.

Текст был такой: «Это есть Курт Волков. Он – американский спецпредставитель. Все двери перед ним открывать! Все, что попросит, – давать! Всему, что он соврет, – верить! Кланяться ему низко и в рот заглядывать с надеждой!» Для усиления документа укрпрезидент оттиснул на обратной стороне свою грозную физиономию, предварительно обмакнув ее в зеленку.
И вот этот самый Волкер забрался в Петькину жаркую гостиную. Гость без промедления сбросил верхнюю одежду и остался в закрытом купальнике, который делал его похожим на мужеподобную пловчиху-синхронистку.

– Мистер Волков, а может, отведаете самогону? – галантно спросил Порошенко и с поклоном протянул стакан кустарной водки.

– Я не пью, – ответил Курт и ловко опрокинул в рот поднесенный напиток.

От невероятной жары и выпитого самогона американец вдруг почувствовал в себе чудовищную мускульную силу. Он показал укрполитикам свой дряблый бицепс и сообщил:

– Шварценеггер.

– Американские политики самые сильные! – сообщил льстивый Гройсман и нежно ударил Курта по спине березовым веником.

– Я один могу завоевать весь Донбасс! – гнусаво заявил «сильный» Волкер и прикрыл свою спину от веника тазиком.

После этого он выпил четырнадцать граммов пива, шлепнулся под стол и уснул, подложив под голову чьи-то банные тапочки. В гостиной неожиданно начало холодать. На потолке и люстре образовались сосульки, которые так обожал Ляшко. Но радикал в этот раз не парился, потому что боролся за Украину в другом злачном месте.

– Скипидар Менингитович, а почему моя гостиная превращается из бани в холодильник? – крикнул Порошенко своему секретарю.

– Так газ кончился, Петро Алексеич, – ответил Скипидар из кухни, – нечем обогревать.

– Придумайте что-нибудь! Отключите детские сады и школы! Украдите из транзитной трубы!

– Так отключили уже, Петро Алексеич. И воровать ходили, а в трубе пусто. Мы, сколько могли, еще раньше натырили.

Укрполитики начали быстро одеваться. При этом каждый старался напялить на себя и чужие вещи. В общем, как-то утеплились. Под столом от холода проснулся специальный Волкер. Нос его украшала сосулька, а сам Курт был похож на ощипанную курицу, попавшую в сложные погодные условия.

– Шварценеггер, Шварц, – хрипел Волкер простуженным голосом, – я могу завоевать, могу.

Его завернули в простыни и накрыли половиками. Чтобы хоть как-то отогреть спецпредставителя, хотели облить его самогоном и поджечь. Однако после ревизии остатков алкобурды решили, что Волкеру и без этого вполне комфортно. Незачем применять наружно пойло, которое предназначено для внутреннего потребления.

В тот момент, когда укрдеятели стали тихо скулить от мороза, в гостиную вошел строгий почтальон и вручил Порошенке телеграмму. Еле разлепив губы, Петро прочитал: «Укрверхушке от «Газпрома». Мы с балаболками не работаем. Контракты с вами разрываем. Чао!»

– Спасите! – воскликнул дрожащий укрпрезидент. – Все, кто нас любит! SOS! Замерзаем!

Откликнулись только дружки из Польши. Услышав Петькины крики, сердобольные поляки предложили кучерявому купить у них газ по цене, превышающей рыночную В ЧЕТЫРЕ РАЗА! Ура!

Все-таки хорошо, когда есть друзья…

Руслан Гасанов